Как определить степень тяжести побоев?

Классификация побоев по степени тяжести и квалифицирующие признаки

Определение противоправных действий

Побои — разновидность противоправных деяний, в результате которых человеку наносятся удары разной степени интенсивности. При этом происходит причинение вреда здоровью, степень вреда зависит от интенсивности ударов.

Преступное деяние имеет множество классификаций, связанных с местом совершения, особенностями ситуации, степенью тяжести. Например, побои могут быть телесными, совершенные одним человеком или группой лиц, со свидетелями и без. Каждая классификация имеет свои особенности.

Подобное преступное деяние оставляет следы на теле и причиняет физическую боль пострадавшему именно действиями преступника (удары, толчки), а не последствиями от полученных травм.

Классификация по степени тяжести

Степень тяжести — признак, по которому можно охарактеризовать ущерб, причиненный здоровью и период полной или частичной утраты трудоспособности. По степени тяжести побои подразделяют на:

  • легкая степени тяжести — разновидность телесных повреждений, после нанесения которых расстройство здоровья было кратковременным, сроком до 21 дня;
  • средняя степени тяжести — разновидность телесных повреждений, при которых расстройство здоровья затягивается дольше 21 дня, при этом человек не может выполнять трудовые функции, трудоспособность отсутствует;
  • тяжелая степень — нанесен значительный вред здоровью, расстройство здоровья длится свыше 4-х недель, человек полностью утрачивает работоспособность на этот период.

Обязательно ознакомьтесь со статьей о том, что из себя представляет снятие побоев и как снять их правильно(!). Также важно знать:

  • В какие сроки это нужно сделать?
  • Какие доказательства помимо мед.заключения можно использовать? Подробности .
  • И что делать, если вы снимаете побои через несколько дней после их нанесения.

Квалифицирующие признаки

Квалификация по признакам — это те обстоятельства, наличие которых отягощает преступление или правонарушение. При нанесении побоев разной степени интенсивности отягчающими обстоятельствами принято считать:

  • совершение деяния при наличии хулиганских мотивов (действия, совершенные без повода с нарушением общественного порядка и личной неприкосновенности);
  • при наличии мотивов ненависти по расовому, национальному, религиозному признаку;
  • при наличии враждебных установок к определенной социальной группе или меньшинству;
  • нанесение побоев группой лиц;
  • ребенку.

Своими особенностями обладает населения мужа по отношению к жене. Мы рассказывали о том где и как снять побои мужа и какое будет наказание за избиение жены. Ознакомьтесь с ними, если это ваша ситуация.

При ведении дел, связанных с побоями, необходимо четко разграничивать их с истязанием и умышленным нанесением вреда здоровью.

При побоях не всегда возникают последствия в виде телесных повреждений (гематом, царапин, порезов); для привлечения к ответственности достаточно доказать, что потерпевший испытывал сильную физическую боль и мучения.

Телесные повреждения

Телесные повреждения связаны с нарушением телесной неприкосновенности, данной каждому человеку по закону. В результате происходит причинение вреда физическому здоровью, нарушение адекватной работы организма, пострадавший испытывает физическую боль.

Телесные повреждения приводят к нарушению целостности органов и тканей, расстройству физиологических функций вплоть до полной утраты, это происходит в результате факторов, воздействующих на человека извне. Перечень телесных повреждений, характерных для побоев:

  1. гематомы — разновидность травмы, полученной от ударов тупыми предметами (бита, камень, палка) или руками, ногами; гематомы представляют кровоизлияние внутрь тканей, представляя серьезную опасность для здоровья.
  2. Ушибленные раны — это ушибы, которые могут наноситься как ногами, так и путем толчков с последующим падением на твердую травмооопасную поверхность (асфальт, камни); ушибы приводят к появлению синяков, ссадин, кровоизлияния.
  3. Ссадины и царапины — неглубокие повреждения кожных покровов, один из распространенных видов травм, полученных при побоях; ссадины, особенно обширные по площади, могут кровоточить и долго заживать (особенно на лице).
  4. Травмы головы — включают мелкие ссадины, синяки на лице и волосистой части головы, открытые черепно-мозговые травмы; побои головы наносятся руками, ногами, твердыми предметами.

Незначительные повреждения в виде единичных мелких царапин и ссадин, не вызвавшие причинение вреда здоровью и утрату трудоспособности, в качестве побоев не учитываются.

Правила определения причиненного вреда

Установление степени тяжести проводится с помощью судебно-медицинской экспертизы. Важность процедуры заключается в общей оценке вреда, нанесенного потерпевшему и влиянии результатов на вынесение наказания лицу, совершившему преступное деяние.

Экспертиза проводится в соответствии с требованиями Уголовного кодекса РФ, на основании «Правил судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью».

При определении степени тяжести в ходе судебно-медицинской экспертизы соблюдаются правила:

  1. проведение процедуры возлагается на судебно-медицинского эксперта или врача, приглашенного на роль эксперта.
  2. Основание для проведения — официальное постановление прокурора либо определение суда.
  3. Место проведения — амбулатория Бюро МСЭ, лечебное заведение, помещение суда.
  4. Определение тяжести побоев устанавливается при обследовании пострадавшего.

В редких ситуациях допускается определение тяжести телесных повреждений на основании данных из медицинской карты, без обследования потерпевшего. При этом медицинская карта должна содержать максимально подробную и достоверную информацию о травмах и повреждениях.

Для установления степени тяжести ведущую роль играют показатели:

  • уровень опасности для здоровья и жизни;
  • продолжительность периода, в течение которого нарушена трудоспособность;
  • полное нарушение адекватного функционирования органа, либо утрата самого органа;
  • прерывание беременности на разных сроках;
  • обезображивание лицевой части;
  • появление стойких психических расстройств;
  • утрата зрения либо слуха, речи.

Для установления степени тяжести побоев достаточно одного признака. Если имеет место присутствие 2-х и более признаков, за основу берут тот, который соответствует максимальной степени тяжести для здоровья.

Важно помнить: побои, даже легкие — запрещенное законом деяние, за совершение которого последует ответственность, от штрафа до реального лишения свободы. Человек, пострадавший от побоев, должен незамедлительно обращаться в правоохранительные органы, умалчивать о подобных ситуациях нельзя.

Какая ответственность по УК РФ предусмотрена за побои? И другие нюансы, которые помогут вам лучше разобраться в предусмотренных наказаниях:

  1. Классификация побоев.
  2. Что такое побои легкой степени тяжести и какая ответственность предусмотрена за них?
  3. Что такое побои средней степени тяжести и ответственность за них.
  4. И самое строгое наказание будет за нанесения тяжкого вреда здоровью.

Также, в каком случае ответственность будет административная (по КоАП РФ) и когда в виде наказания будет назначен только штраф?

Категория

С первых дней моего содержания под стражей я понял, что такое категория «бывший сотрудник». В самый первый день ко мне прибыл замначальника СИЗО по безопасности и режиму и сказал: «Как только я увидел ваше обращения по телевизору, я сразу понял, что скоро вы к нам заедете!». Был бы человек — статья найдется. Он мне порекомендовал, во-первых, остаться человеком. Есть такие понятие криминальные — градация на «черных» и «красных» — так вот он сказал, что если я за период нахождения в СИЗО не почернею, то буду достоин уважения.

Я смысл сказанного сначала не понял. Но когда после карантина я оказался в камере, сокамерники смысл этого разговора мне объяснили — главное, не уподобиться этим ложным понятиям криминального мира. А это, я вам доложу, сделать в тюрьме очень сложно. Потому что либо ты решаешь вопросы чести и достоинства, либо бытового характера. Если придерживаться общечеловеческих понятий и принципов, которые, например, не позволяют нормальному человеку унижаться, то человек обрекается на определенного рода тяготы и лишения. А если быть лояльным и забыть про понятия чести, про то, что ты офицер, но можно довольно спокойно отбывать наказание — быть в контакте с администрацией.

У меня не сложилось с администрацией с первых дней, потому что я стал понимать, что лица, которые содержатся в местах лишения свободы, они лишены вообще всех прав — к ним относятся как к животным. При этом такое отношение сопровождается возмутительным упоминанием про «право обжалования» — то есть они видят, что закон нарушают, но говорят, что это нарушение можно обжаловать. К примеру, вот я был на судебном заседании, приезжаю — все это время не кушал, меня должны покормить. Но никто не кормит. Пытаешься объяснить, что это неправильно: «Ну, вы имеете право обжаловать, а сейчас — в камеру».

Потом, когда я уже стал адаптироваться, понимать, я находил различного рода способы и формы решения этих вопросов. Сразу, с первых дней я понимал, что ко мне привлечено большое внимание — ко мне обращались люди, с которыми я знаком не был. А в тюрьме всегда принято отвечать на вопросы — то есть замыкаться в себе нельзя. Я ни от кого не дистанцировался, на все отвечал. После карантина меня, несмотря на закон, предполагающий раздельное содержание бывших сотрудников, посадили в камеру к основной массе спецконтингента. Очень трудно объяснить, что может чувствовать человек, который прослужил в системе МВД 20 лет, и не просто рядовым сотрудником, а старшим офицером, и оказывается в одной камере с людьми, которые ранее много раз совершали преступления.

По негласной договоренности со следователем меня после приговора незаконно этапировали из Владивостока в город Большой камень, в так называемое помещение, функционирующее в режиме следственного изолятора — ПФРСИ. Меня туда перевели под предлогом необходимости проведения следственных действий. ПФРСИ — это мини-СИЗО такое при колонии, при ИК-29, двухэтажное здание с камерами, оборудованными как в СИЗО. Там содержатся лица, не являющиеся осужденными. Меня туда этапировали и якобы забыли указать, что я бывший сотрудник.

Фото: Юрий Орлов / Медиазона

Слава

Конвоиры, которые меня туда везли, меня сразу узнали — тогда меня каждая собака знала. Всю дорогу они со мной разговаривали, задавали мне вопросы по моему делу. Среди администрации колонии меня тоже все узнали. Но при этом меня поместили в камеру к уголовникам. Когда меня туда завели, там находилось шесть или семь человек, которые сразу возмутились тем, что меня к ним отправили. В последующем, побеседовав со смотрящим этой камеры, я понял, почему. Он мне сказал, что у них была установка на то, что к ним «заведут мента, которого нужно опустить». Но при этом им не сказали, что это за мент.

Я им сказал, что буду защищать себя, и эта провокационная ситуация ни к чему хорошему не приведет. На что смотрящий ответил, что они, мол, не идиоты: «Был бы ты обычный мент, это другой вопрос, но ведь тебя-то все знают». Он был возмущен тем, что его хотели «намазать на подставу», как он выразился. А заказ он этот получил от криминального авторитета, который его, очевидно, принял от администрации колонии. Он сказал: «Ну как я могу это сделать, если я тебя вчера по телевизору видел».

Эта ситуация не разрешалась в течение двух недель. Я настаивал на моем переводе в камеру к бывшим сотрудникам, где моей безопасности ничего не угрожает. Дело в том, что этот смотрящий за моей камерой зачастую успокоить сокамерников не мог — попросту не успевал. В течение всего этого времени я терпел унижения, оскорбления, нецензурную брань и так далее. И ограничения, которые я сам прекрасно понимал — мне нельзя было касаться их посуды и так далее.

Некоторые плевали мне в пищу — баландер дает, я ставлю тарелку, какой-то осужденный плюет в нее, бросает тарелку, и кричит: «Пускай мент это ест». Ну, я-то понимаю, он себе авторитет зарабатывает, а я, если силу применю, потом ничего доказать не смогу даже. Так длилось две недели. Дошло до того, что я на утренней заявил, что вскрою себе вены, если меня не переведут. Другого способа воздействия тогда не было. Вскрывать я, конечно, не хотел. Как только я об этом заявил, меня перевели в камеру для бывших сотрудников, в которой были свободные места. Когда меня к ним в камеру завели, я уже был обессилен, я две недели фактически не спал. Сразу вырубился, а когда проснулся, меня уже заказали на этап — опять доставили во Владивосток.

Первым делом я подал заявление на сотрудников ПФРСИ, которое долго не регистрировалось. Они стали отрицать тот факт, что я содержался с уголовниками. Я не мог доказать этого два года, но помогла случайность. Как-то раз в камеру с уголовниками в ПФРСИ зашел полупьяный сотрудник с фальшпогоном, от которого разило, и стал разговаривать со смотрящим на довольно дружеской ноте. А цель его визита была — посмотреть на меня, как на обезьяну. «Ого, Матвеев!». И в какой-то момент смотрящий этот попросил сотрудника сфотографировать его со мной, чтобы выложить в одноклассники, похвастаться, с кем он сидит. Я перечить не стал.

Потом, спустя время, когда прокуроры стали отрицать факт моего нахождения в камере с уголовниками, я попросил адвоката найти этого смотрящего в «Одноклассниках» и скачать эту фотографию. У него получилось — благодаря этой фотографии прокуроры признали факт моего незаконного содержания. Но производство по моему заявлению постоянно отменяли, и срок давности по нему в конечном итоге прошел.

Фото: Юрий Орлов / Медиазона

Конвой

В последующем против меня было совершено преступление со стороны следователя — он пытался расследовать якобы совершенное мной преступление путем совершения преступления. Фамилия у следователя была Лобода (старший следователь отдела по городу Братску регионального управления СК Александр Лобода, расследовавший первое дело в отношении Матвеева — МЗ). В один из дней он приехал в СИЗО Владивостока, чтобы конвоировать меня в суд и избрать мне меру пресечения по второму делу. В СИЗО он прибыл с двумя военнослужащими морской пехоты, которые вообще-то, не являются служащими органов исполнительной власти — это не ФСИН и не полиция. То есть следователь выступил и в качестве следователя, и в качестве конвоя, и в качестве прокурора. Он ввел в заблуждение администрацию СИЗО, что я якобы числюсь за ним, что я военнослужащий, и конвоировать меня должен он.

Меня вызвали из камеры, этот самый следователь надел на меня наручники и передал меня двум солдатам морской пехоты. При этом было очевидно, что они конвоированием занимались впервые. Везли на простой служебной «Газели», не в автозаке. Эти наручники с меня не снимали до вечера, я подвергался различного рода оскорблениям, в том числе — в ответ на просьбу отпустить в туалет. Наручники сняли, только когда меня завели в клетку в суде. А когда меня везли обратно, я уже командовал своим конвоем — они не запомнили, где находится СИЗО, и мне приходилось показывать им дорогу. Ну про то, что в ходе этого псевдоконвоя я был лишен возможности принять пищу, я вообще не говорю. Если со мной так обращались, хотя я был тогда всем известен, то как обращаются с простыми заключенными?

Я делал заявление о преступлении, это очевидное превышение полномочий, но рассмотрено оно не было. При этом меня судили за превышение полномочий, а следователь, занимающийся моим делом, сам очевидным образом превысил свои полномочия. То есть вот этому следователю все с рук сходит, а на меня заводят часть 3 статьи 286 УК, что является тяжким преступлением, вменяя, что я, якобы, через третьих лиц отдал распоряжение поймать дезертира и надеть на него наручники, три раза по две минуты. Вот только в этом заключается мой состав преступления, а у следователя, который фактически совершает те же самые действия, не имея на то полномочий, надевая на меня наручники, такого состава преступления не находят. Я ему говорю: «Слушай, ты идиот! Ты же совершаешь то же самое преступление, которое вменяешь мне!». А он говорит: «Ну, пиши заявление, будем рассматривать».

Фото: Юрий Орлов / Медиазона

Козлы

В колонии в Нижнем Тагиле я содержался всего полгода. Все это время я демонстративно, специально нарушал все, что можно нарушить. Поскольку я был одновременно и осужденным, и обвиняемым, у меня был очень большой объем обжалований. Во всех заседаниях по обжалованию я участвовал посредством видеоконференцсвязи между ИК-13 и Владивостокским гарнизонным судом.

Получалось, что днем у меня идут процессы — меня выводят в ПФРСИ, в день по два-три заседания проходят. А вечером меня возвращают в отряд, где я в редком случае успеваю поужинать, пройти проверку перед сном обязательную, а потом все ложатся спать, но я не отбиваюсь — я говорю, что не буду спать, потому что мне нужно готовится к суду. И я демонстративно выучил статью 46 Конституции и статью 47 УПК. Когда сотрудники подходили ко мне и говорили, что я должен спать, я им все это зачитывал.

Этот конфликт аккумулировался соответствующими интригами. В зоне есть понятие «козел» — это осужденные на должностях дневального и завхоза, которые зарабатывают себе УДО. Они оказывали на меня психоэмоциональное воздействие: «Иди спать, Матвеев, не пойдешь — привлечешь внимание к отряду, придут менты, и все за тебя будут отдуваться». Я отвечал, что они являются такими же осужденными, как и я, и не имеют права отдавать никаких распоряжений. Ну и так я стал определенной белой вороной в отряде.

Тогда я обратился к своим землякам — я родом из Северной Осетии, с Моздока. А осетины — это большая часть авторитетов сейчас в тех краях. У нас в отряде тоже был достойный человек, осетин. Он мне сразу сказал, чтобы по всем вопросам такого характера я обращался к нему. И я этой помощью пользовался, совершенно бесплатно, грубо говоря, безвозмездно, на понимании человеческом смог ситуацию уладить, и смог защищаться по уголовному делу. Хотя сотрудники колонии постоянно фиксировали меня на видеокамеру и составляли акты о нарушениях, вызывали меня на дисциплинарные комиссии.

При этом начальник колонии по фамилии Непочатый разговаривал со мной как офицер с офицером — у него был, так сказать, дефицит общения, и он со мной охотно разговаривал, общался. Поэтому после того, как на дисциплинарных комиссиях мне объявлялись выговоры, он был вынужден выписывать мне перенаправление на штрафной изолятор, но не водворял меня туда — понимал, что у меня суды идут. Начальнику колонии было дело мое известно, ему было меня по-человечески жалко.

Фото: Юрий Орлов / Медиазона

Вообще, эта колония похожа на Советский Союз — все убогое, лозунги какие-то примитивные краской на стенах, «Народ и партия едины», типа того. И убогость менталитета сотрудников — прапорщик стоит перед вами небритый, с перегаром, с грязью под воротничком и так далее. И при этом такие люди упиваются властью своей.

Этап

Назначенная мне экспертиза в центре имени Сербского — это чистой воды провокация прокурора, потому что никто не сомневался в моей адекватности. Более того, моя статья не предполагает обязательное прохождение психолого-психиатрической экспертизы. Тем не менее, я туда был направлен — прокурору это нужно было для того, чтоб изолировать меня еще дальше.

Основание было такое: Матвеев постоянно высказывается в процессах, и постоянно обжалует все что можно. То есть право на защиту прокурор воспринял как неадекватное поведение, и меня отправили этапом, ограничив в доступе к правосудию. До этого я прошел этапом от Владивостока до Тагила, потом из Тагила во Владивосток назад, через всю Россию. И второй раз, ради этой экспертизы, меня отправили еще дальше — в Москву.

Человек в процессе этапа — это кролик в клетке. Неважно, когда его кормят, лишь бы выжил. Этап из Владивостока до Москвы предполагает несколько отрезков пути и промежуточных следственных изоляторов. Выглядит это так: меня принимает конвой, везет на железнодорожный вокзал во Владивостоке. Там меня принимает другой конвой. Все это сопровождается обыском, который сами сотрудники в силу своей некомпетентности превращают в банальный шмон. А я вез с собой очень много документов (владивостокские журналисты, встречавшие Матвеева после освобождения из СИЗО, писали, что у него с собой было 90 кг документов — МЗ), сумки с бумагами. Все это переворачивается, потом нужно все опять собирать.

Потом сажают в поезд, от Владивостока до Хабаровска — полтора суток в вагоне-«столыпине», так называемом вагонзаке. Это купе, в котором дверь — это клетка. Есть «тройники» — это ровно половина купе, и там три полки. Там возят детей, женщин, конвоиров и особо опасных. Остальные едут в общей камере — туда могут натолкать до 16 человек. Такое же купе, только слева и справа по четыре полки. Помещают туда, там тоже шмон. Внутри клетки ничего нельзя, даже курить. Туалет — три раза в день, когда раздают кипяток. Точнее не кипяток даже — конвою кипятить лень, поэтому они просто подогревают воду, она горячая, но пищу таким не запаришь — каши из сухого пайка и так далее. От этого заворот кишок и все сопутствующее. Промежуток между Хабаровском и Владивостоком — это полтора дня, терпимо. Столыпинские вагоны прицепляют к почтовым поездам, поэтому они идут так долго — гражданские, например, доезжают за 12 часов.

Страшнее другое. Самый большой и тяжелый среди всех российских этапов — это между Хабаровском и Иркутском, то есть это самый длительный отрезок от одного промежуточного изолятора до другого. В поезде в таких условиях едешь пять суток. Это животные условия — лето, клетки забиты людьми, как консервная банка. Бесчеловечно и очень тяжело. Потом приезжаешь, помещают в транзитную камеру до следующего этапа, где человек может ждать день, а может — два месяца. В один день внезапно стучат в дверь: «С вещами на выход». И едешь дальше — с Иркутска до Новосибирска, потом с Новосибирска до Свердловска, со Свердловска в Тагил, с Тагила до Челябинска, с Челябинска до Москвы. В один конец такой этап — минимум два месяца. Но никаких временных рамок нет. Человек в этапе — это вещь, которую нужно перевезти.

Чтобы не показалось, что я жалуюсь на жизнь — мне на всех этих этапах, ну и вообще в изоляции, очень помогала моя известность. Я никого не знаю, а меня знают все. Первым делом, когда заходишь в камеру, сразу спрашивают — кто по жизни. Потом — фамилия, статья. Вот у меня на этом моменте распросы как-то заканчивались, про меня и так все знают потому что. Я не видел ни одной камеры, в которой не было телефона, интернет есть у всех, за новостями многие следят.

Когда я все же доехал до Москвы, меня сразу поместили в одиночку, в изолятор. Я там содержался больше месяца. Потом меня вывезли на Сербского. Там я находился, ну, среди общеуголовного спецконтингента — убийцы, грабители. Пришлось придумывать легенду — что я просто бывший военный, служивший при Советском Союзе, и никакого отношения к правоохранительным органам России не имеющий. Так пришлось сделать, потому что в Сербского никакого помещения отдельного для бывших сотрудников нет, только общие палаты. Там у меня только один раз спросили, не я ли тот самый майор Матвеев. Ответил, что нет.

Перед тем, как меня из Бутырки перевели в Сербского, ко мне пришли Бабушкин и Каретникова, засвидетельствовали мое состояние на фото и видео, что я адекватен. Я считаю, что это спасло мне жизнь, что только благодаря этому меня не закололи, грубо говоря. Такой грамотный тактический ход.

Фото: Юрий Орлов / Медиазона

Что такое наша психиатрия, я знаю не понаслышке — в 1999 году меня уже делали шизофреником, закалывали и клали в психушку, когда я был на юридической стажировке в должности стажера-следователя в Моздоке. Я тогда столкнулся с определенными коррупционными проявлениями, и меня закололи, положили в больницу, поставили диагноз шизофрения, отчислили с училища. Когда меня мама забрала, меня еле выходили, поставили на ноги, и я добился независимой экспертизы. В итоге отменили этот диагноз и я смог восстановиться в училище. На красный диплом закончил.

Витька

Когда я только вышел из СИЗО, меня спрашивали, чем я буду заниматься. Я ответил, что не знаю, как я буду жить, но первым делом поеду в 304-й Военно-следственный отдел. Они удивились, как же так. Я объяснил, что это не шутки, позвал их с собой, мы поехали, сразу из СИЗО. Но там начальник отдела спрятался, журналистов не пустили, все как обычно.

Всю суть произошедшего прекрасно описал военный прокурор в перерыве судебного заседания по моему делу в 2014 году. Он сказал: «Все мы понимаем, что Матвеева посадили не «за что», а «зачем»». И эта фраза у меня не вылетает из головы с тех пор. Другими словами, они очень ловко достигли истечения сроков давности уголовной ответственности по моему заявлению. Те преступления, о которых я рассказал — они средней тяжести. Срок давности по ним — шесть лет с момента совершения. Заявление я подал 3 мая 2011 года, по преступлениям, совершенным в марте 2010 года. Таким образом, срок истекает уже в марте. А все это время, пока я сидел, следственные органы попеременно выносили постановления об отказе в возбуждении уголовного дела с перспективой отмены этого постановления — чтобы создать видимость реагирования, контролирующий орган отменяет это постановление, и периодически отменяет надзирающий орган, то есть военный прокурор. Они создают видимость реагирования, и придраться никак нельзя. А срок давности между тем подходит к концу, и эти люди уйдут от ответственности.

Все это время, пять лет, я не только обжаловал свое незаконное уголовное преследование, потому что я сидел за то, чего я не делал, но и параллельно ежедневно обжаловал незаконные действия и бездействия по моему заявлению на военное руководство. Я не позволял им поставить точку. Но многие ведь об этом не знают — о том, что эти люди не понесли ответственность не потому, что они не виноваты в совершении преступлений, а потому, что их прикрыли другие должностные лица. Поэтому моя цель сейчас — предать огласке этот факт и побудить высшее руководство обратить на это внимание. Хотя срок давности все равно истечет.

Все мои адвокаты работали по назначению. Денег у меня на защитников по соглашению никогда не было, да это, наверное, и к лучшему — я узнал, сколько стоит такой объем работы у московских адвокатов, мне назвали сумму с шестью нулями. Но я сам юрист по образованию, и за эти пять лет приобрел огромный опыт судебной практики.

Иногда мне кажется, что лучше бы я не понимал, за что сидел — мне было бы проще. Но все равно от этой мысли отделаться трудно — моя изоляция была необходима только для того, чтобы достичь этого результата. Чтобы прикрыть генералов и полковников МВД, ущерб от действий которых составил свыше 50 млн рублей. Это сумма была официально озвучена органами военной прокуратуры, а какую сумму они скрывают на самом деле, даже представить сложно. Если бы я после моего обращения к президенту и подаче заявления не был изолирован и участвовал в проведении доследственной проверки, сумма была бы намного больше.

Сейчас во Владивостоке я решаю первичные бытовые вопросы — благодаря помощи незнакомых людей я смог снять так называемую «гостинку». До этого ведь я жил в военном общежитии, а с очереди на получение квартиры меня, естественно, сняли. И я понимал, что так произойдет, но иного способа пресечь все это не видел. Основной коррупционер — это генерал-лейтенант Стригунов. У него даже кличка есть в криминальных кругах — Антибиотик, как герой «Бандитского Петербурга». И вторая кличка — это Витька-строитель. Потому что где бы он не появился, появится многомилионная стройка, а у него свои подрядчики и свои схемы отката. Это преступник в генеральских погонах.

Против меня давали показания два офицера, полностью находящиеся в зависимости от должностных лиц командования — они сами понимают, что совершили преступление. Их поставили в положение без выбора. Все остальные офицеры, старший состав, негласно, неофициально — на моей стороне. Я получил огромное количество писем от них в заключении и даже материальную помощь. Я уверен, что ничего не закончилось — я буду добиваться обращения к первым лицам государства и буду использовать все рычаги для этого. Все говорят: «Дело майора Матвеева». А я считаю, что это не дело какого-то отдельного человека, а всего общества.

В чем отличие побоев от истязания? Сходства, различия и уголовно-правовая характеристика преступлений

Что такое истязание?

Данное преступление квалифицируется нормами статьи 117 УК РФ. Обозначенные нормы применяются в качестве определения факта совершения преступного деяния:

  1. при рецидиве физического насилия в отношении одного и того же постороннего лица.
  2. При систематическом насилии в кругу семьи, в отношении супруги, детей и иных родственников.
  3. При одноразовом избиении, с нанесением множественных интенсивных ударов или иных видов боли.

СПРАВКА: Уголовно-правовая характеристика преступления отражает нанесение многократных ударов или совершение иных продолжительных насильственных действий, причиняющих физическую, а так же – психическую боль.

Преступление опирается на отсутствие последствий, которые рассматривают статьи 112 УК РФ (нанесение вреда здоровью средней степени тяжести), 111 УК РФ (нанесение тяжкого вреда здоровью).

При этом оно обязательно характеризуется:

  • умышленным деянием, с намерением принести боль;
  • многократностью прецедентов или нанесённых интенсивных ударов.

Выражается в избиении или иных видах причинения боли, в том числе – заламывании рук, сечении ремнём, ощутимом придавливании тела жертвы к земле или иной поверхности.

Так же к истязаниям относят нестандартные и изощрённые формы причинения моральной или физической боли потерпевшему.

Под многократностью признаются избиения, происшедшие в короткий период – не превышающий одного года. Так же учитывается, что предшествующие прецеденты остались безнаказанными.

Подробнее об истязании мы писали в следующих материалах:

  • Истязание несовершеннолетних с точки зрения УК РФ.
  • Состав преступления истязания.

Состав преступления

Объект преступления – личность пострадавшего, свободное существование человека, его право на беспрепятственное взаимодействие с обществом. Это искажается грубым вмешательством в его личные отношения, приводит к моральным травмам, полученным пострадавшим.

Коммуникации с общественными системами, взаимоотношения с другими людьми нарушаются, человек начинает чувствовать страх, моральную ущербность, неполноценность.

Здесь присутствует не только реальный вред, но так же – потенциальный ущерб, который может возникнуть в виде последствий для здоровья пострадавшего.

Объективная сторона преступления выражается деяниями виновного, которые подкреплены доказательной базой факта совершения преступления. В их числе:

  1. время и место совершения правонарушения, а так же – время, место предшествующих избиений и иных насильственных действий по отношению к тем же пострадавшим лицам.
  2. Продолжительность и частота наносимых ударов, число которых превышает два нанесённых один за другим удара.
  3. Интенсивность приложения силы виновным. Испытание болевых ощущений пострадавшим.

К объективным характеристикам могут относиться так же такие умышленные действия как лишение воды, пищи. Или содержание жертвы в условиях, вызывающих существенный психический и физический дискомфорт.

Субъект преступления – лицо, достигшее 16 лет.

Психически дееспособное, осознающее, что совершает умышленное противоправное деяние, выражающееся в физическом или психическом насилии над другим человеком.

Субъективная сторона преступления – это мотив, который стал причиной возникновения прецедента.

Особенно часто истязания выступают формой взаимодействия между членами семей с низким уровнем культуры.

Мотивами к истязанию здесь служат искажённые представления о воспитании, в том числе – основанные на морально устаревших традициях сечения детей ремнём, кнутом. Нередко возникают на почве ревности к жёнам или сожительницам.

Своими особенностями обладает населения мужа по отношению к жене. Мы рассказывали о том где и как снять побои мужа и какое будет наказание за избиение жены. Ознакомьтесь с ними, если это ваша ситуация.

Другим распространённым мотивом служит уличная драка и распространённая среди подростков тенденция доминировать, унижая, насильно подчиняя себе более слабых.

Иногда такие действия сопровождаются вымогательством или совершаются из иных хулиганских побуждений.

СПРАВКА: По преимуществу виновное деяние совершается в состоянии алкогольного опьянения или намеренного токсического, наркотического и иного отравления. Эти обстоятельства усугубляют ответственность, могут привлекать дополнительную квалификацию.

Если жертва провоцирует истязания заведомо аморальным поведением, ответственность виновного может снижаться.

О составе преступления «Побои» подробнее .

Уголовно-правовая характеристика

Относительно данных видов преступлений можно выделить общие тенденции, которые выступают в качестве квалификации преступления, с усугублением меры пресечения.

К их числу относятся:

  • деяния, совершённые в сторону малолетних (несовершеннолетних лиц), заведомо не способных на самозащиту граждан, а так же беременных женщин.
  • Деяния, совершённые против двух и более граждан.
  • Направленные в сторону лиц, осуществляющих служебные или должностные функции.
  • Совершённые группой правонарушителей, в особенности – при наличии национальной, религиозной или политической неприязни к жертве насилия.

При квалификации, виновный должен быть осведомлён о несовершеннолетнем возрасте жертвы, а так же – о состоянии беременности женщины.

Для преступления «Истязание» предусмотрена дополнительная квалификация в случае его совершения:

  1. с применением пыток;
  2. по найму;
  3. для совершения иных, более тяжких преступлений.

ВАЖНО: При совершении более тяжких преступлений, пресечение в виде определения меры наказания, предусматривает квалификацию по совокупности двух и более, статей.

Если был причинён ущерб здоровью средней степени тяжести или нанесены тяжкие телесные повреждения, то действие статьи 117 УК РФ отменяется, лаконично включаясь в контекст уголовного законодательства относятся к преступлениям против здоровья человека.

Мы решаем юридические проблемы любой сложности. #Будьтедома и оставляйте свой вопрос нашему юристу в чате. Так безопаснее. Задать вопрос

Сходства и различия

При определении квалификации «Истязание», отменяется действие статей 115, 116 УК РФ, которые характеризуют побои и нанесение лёгкого вреда здоровью пострадавшего лица.

Так как истязание подразумевает, в том числе, нанесение ударов и избиение. А так же заведомо предусматривает уголовную ответственность за нанесение лёгкого вреда здоровью.

Эти виды сходны по объекту и субъекту преступления. Виновное деяние совершается с умыслом, основанном на заведомо возникшем желании – причинить боль, морально унизить пострадавшего.

Сходными могут быть так же мотивы, вызвавшие данное желание. Но здесь различают соответствующие нюансы как объективного, так и субъективного характера:

  • в отличие от побоев, истязание является более длительным по времени насильственного воздействия на тело жертвы. Здесь так же допускаются определённые временные промежутки, не превышающие одного года.
  • Интенсивность удара может быть аналогичной по силе, но избиение при истязании отличается чередой наносимых непрерывно ударов.
  • Если при побоях жертва получает некоторую передышку от испытания боли, то истязание отличается непрекращающимся мучением. Именно степень мучительных переживаний определяет квалификацию статьи 117 УК РФ.
  • Побои подразумевают преимущественно избиение, чем и отличаются от истязания. А при истязании учитываются иные виды нанесения физической и психической боли.

ВНИМАНИЕ: При истязании мера уголовной ответственности за преступление существенно строже, чем при нанесении побоев. Так же здесь не предусмотрено административной ответственности.

Отграничение от других составов преступлений

Как рассматривалось выше, требуется отграничивать истязания от побоев, а так же от преступлений против здоровья человека, которое может наступить в виде последствий различной степени тяжести, что подлежит рассмотрению в соответствии с нормами статей 115, 112, 111 УК РФ.

Так же следует обратить внимание на следующие противоправные виновные деяния, которые недопустимо отождествлять с истязаниями:

Если виновный ранее привлекался к административной ответственности (ст. 6.1.1 КоАП РФ), то новое избиение того же лица не может относиться к истязанию, кроме случаев предусмотренных уголовным законодательством.

Ответственность вновь наступит за побои, но административные меры будут недопустимы, ответственность приобретёт уголовный характер.

Побои и иные виды причинения боли, наносимые неоднократно, могут рассматриваться как более серьёзное правонарушение, переходя в нормы статьи 117 УК РФ.

Здесь не учитываются последствия в виде вреда здоровью разной степени тяжести, при наступлении такового, ответственность вменяется по соответствующим нормам.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Как определить степень тяжести побоев?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *