Колония для пожизненно осужденных полярная сова

За Полярным кругом, в Ямало-Ненецком округе, в значительном отдалении от сел и городов расположена тюрьма «Полярная сова».

Сюда привозят осужденных на пожизненный срок.

Эта колония особого режима получила неофициальное, но прижившееся название из-за находящейся на территории большой скульптуры белой совы.

Из истории…

В начале 1960-х годов при прокладке Трансполярной магистрали на берегу реки Собь был основан поселок Харп. Его основными жителями стали заключенные, задействованные при строительстве.

Тюремный лагерь вскоре получил статус колонии строгого режима, куда стали отправлять опасных рецидивистов. Впоследствии, с 2004 года колония «Полярная сова» была определена для осужденных пожизненно.

Особенности тюрьмы

Заполярная колония ФКУ ИК-18 рассчитана на немногим более 1 000 мест. На сегодня количество заключенных составляет около 400 и почти 100 человек в колонии-поселении.

По сути, зона особого режима «Полярная сова» представляет собой полностью независимый и автономный объект, который может существовать длительное время без связи с материком.

Направления работы арестантов

На территории функционируют:

  • автомобильная мастерская;
  • свино- и птицефермы;
  • электростанция;
  • швейная и сапожная мастерские;
  • токарный и столярный цеха;
  • котельная;
  • производство шлакоблоков и щебня.

Также имеются пекарня, столовая, клуб, храм. Во всех видах работ задействованы заключенные, кроме тех, кто приговорен к пожизненному сроку.

На объектах выполняются государственные заказы и обеспечивается жизнедеятельность колонии.

Кто сидит в «Полярной сове»

Исправительное учреждение принимает в своих стенах всех преступников, получивших статус особо опасных. Это террористы, серийные убийцы, маньяки.

«Полярная сова» — тюрьма для пожизненно приговоренных. Условия содержания здесь режимные, крайне жесткие. Единственное, на что могут рассчитывать заключенные, – подать прошение о помиловании по истечении 25-летнего срока.

Известные заключенные

Среди прошумевших на всю страну осужденных в колонии содержатся:

  • Н.А. Кулаев – один из организаторов террористического акта в бесланской школе.
  • А.М. Воеводин – один из создателей экстремистской группировки БТО.
  • А.Ю. Пичушкин – знаменитый маньяк из Битцевского парка, жестоко убивший больше 60 человек.
  • И.В. Горячев – один из лидеров террористической группировки «Русский образ».

Условия пребывания

Камеры

Заключенные в «Полярной сове» помещаются в одно- и двухместные камеры. В каждой из них есть: кровать, полка, шкафчик, стол, бак с водой, туалет, вешалка. На кроватях разрешено лежать только по ночам, после отбоя.

Передвижение и общение

Друг с другом арестанты могут общаться исключительно шепотом. На любые команды надзирателей необходимо отвечать: «Есть, гражданин начальник!».

За пределами камеры осужденные имеют право передвигаться только в согнутой позе, руки с растопыренными пальцами за спиной, в наручниках.

При выводе в коридор из камеры конвоиры тщательно осматривают заключенных (рот, тапочки) на наличие запрещенных предметов. За малейшие провинности отправляют в карцер.

Прогулки и внешний мир

В день разрешена одна полуторачасовая прогулка по периметру маленькой клетки и прослушивание радио в качестве развлечения и связи с внешним миром.

Визиты родственников дозволены по понедельникам с 17.00 до 18.00. Раз в год каждый содержащийся в колонии может получить посылку. Никаких культурных мероприятий и спортивных праздников.

На 2020 год не известно ни одного случая побега из колонии. И это понятно, если вспомнить, где находится тюрьма «Полярная сова». Вокруг поселка суровая заполярная природа и отсутствие шансов на выживание, особенно зимой.

Перед входом в каждую камеру ФКУ ИК-18 вывешен перечень преступлений осужденного. Надзиратели обязаны помнить, кто сидит в тюрьме, и ни на секунду не поддаваться жалости. Невинно осужденных в «Полярной сове» нет.

Тюрьма и жизнь за решеткой

Всем читателям известны такие понятия, как «красные» или «черные» тюрьмы. В первом случае бал правит администрация и «актив», во втором — смотрящий и блатота. Но, как известно, в этом бренном мире нет только черного и белого, а есть оттенки. Так и в случае с тюрьмами и колониями все не так однозначно.

«Первый раз такое вижу»

Возьмем для начала «красные» зоны. Есть учреждения, как про них говорят, «красные, как пожарная машина». Там вся власть у администрации и «актива», но беспредела нет, только закон и инструкции. А есть учреждения — «редиски», как говорил товарищ Сталин про Мао Цзэдуна. То есть «красные» только по формальным признакам. Внутри же — другие. На самом же деле там и наркота, и побои, и проносы, только весь доход идет не блатным, а администрации.

Сначала поговорим об истинно «красных» колониях. Был я однажды в командировке как раз в таковой. Это ИК-7 — самая образцовая колония в ведомстве петербургского УФСИН. Порядок — не показной, а настоящий, там чувствуется сразу же. Осужденные не болтаются по территории зоны, а ходят только по хозяйственным надобностям, всегда здороваются с офицерами (это не так уж часто встретишь). Там я разговаривал с одним осужденным, который принадлежал к «активу». Вот что он рассказал:

— Здесь абсолютно нельзя достать наркотиков или алкоголь. Я такую зону первый раз вижу. И, знаете, это хорошо. Тяжело, конечно, по первости многим, зато сколько людей здесь «переломались», спаслись от алкоголизма. И это очень важно.

Был я на зоне, которая вроде считалась «красной». Но там менты чуть ли не в открытую продавали наркоту. И многие осужденные подсели на нее именно в колонии! Сейчас у меня третья «ходка». И третья зона. Так вот, считаю, все должно быть по закону, а тюрьма должна быть тюрьмой. Как здесь. Да, трудно без каких-то вещей здесь, но кто в этом виноват? Только ты сам. Наказание должно быть строгим, иначе это уже не наказание.

Но надо отметить, что таких образцовых зон совсем немного. Все зависит от личности «хозяина». Есть еще честные люди, которые, прекрасно зная систему, в которой работают, подбирают людей с близкими и, что главнее, высокими моральными принципами.

«Красноповязочный общак»

Но пока «редисочных» зон куда как больше в России. И там боги — менты и «активисты». О последних мы говорили с известным исполнителем блатных песен Александром Звинцовым, который и сам в свое время отведал баланды и знакомых имеет немало с тюремным стажем.

Вот что он рассказал:

— Тюрьма становится все жестче. Закручиваются гайки. Зоны, как говорится, «краснеют». Все там теперь решают люди в форме. Раньше определенные вопросы мог решить смотрящий, и делал он это по справедливости. А сейчас сильных духом людей в тюрьме пытаются сломить и даже лишить здоровья. Менты прессуют «движение» со страшной силой.

В одной из моих песен есть такая строчка: «Забрали все менты, вы в курсе, пацаны». Посмотрите, какие у ментов, особенно у «силовиков» статусом покруче, машины, дома, дачи. Что касается «красноповязочников». В «актив» идут те, кто хотят легкой жизни, те, кто хотят власти, кто хочет унижать остальных зеков, раздавать подзатыльники направо и налево. У моего друга, певца Саши Дюмина, в одной из песен есть такая строчка, под которой подписываюсь: «Активисты-фетишисты все под нары попадут!»

Действительно, частенько «активисты» устраивают на зоне беспредел. Когда по собственной инициативе, а когда и по приказу администрации. Дело еще в том, что в секцию дисциплины и порядка (СДП) вербуют, как правило, «шкафов»-бандитов из числа так называемых «спортсменов». Они терпеть не могут блатных, а потому охотно становятся «активистами». При этом, понятное дело, силой они не обижены.

Один осужденный рассказывал мне: «На одной из зон, где я отбывал наказание, «козлы» были настоящими беспредельщиками. И администрация смотрела на их «шалости» сквозь пальцы. Чем они занимались? Создали своего рода общак. Только пожертвования туда были отнюдь не добровольными. А ведь вся суть общака в другом — чтобы помогать друг другу в трудную минуту. Мужиков обирали до нитки. Все их дачки отбирались практически подчистую, да и продукты из тюремного ларька тоже. Повторюсь, руководство колонии все устраивало — побегов не было, дисциплина была железной. А значит, все в порядке. Козлы были почти сплошь из братков, вели они себя соответственно, да и ходили, вопреки распорядку, в спортивных костюмах.»

Сейчас СДП официально вроде бы нет. Но неофициально они существуют и продолжают порой заниматься откровенным беспределом.

Как раскрываются висяки

Вот несколько случаев, произошедших в разных колониях России в «красных» колониях. Рассказывает осужденный Сергей С.:

— В нашей зоне, где я раньше сидел, козлы встречали каждый этап вместе с сотрудниками колонии и выполняли их грязную работу. Ни за что еще на карантине избивали зеков резиновыми дубинками. Как-то при мне одного паренька так избили, что переломали все ребра. Но никакого расследования администрация проводить не стала. Вся зона жила в страхе перед «козлами». Они ничего не делали, только качались штангой да били нас.

Осужденный Олег К. делится еще более страшными вещами, зато весьма характерными для «редисочных» зон:

— Как известно, все лагерные опера должны заниматься розыскной деятельностью. То есть они колют зеков на висяки. Такая статистика помогает им собирать звезды на погоны. Премии опять же. И потому висяк они хотят раскрыть любой ценой.

Но чтобы не марать руки, колоть опера поручают козлам. И те стараются! Делается все так. Вновь прибывшего по этапу зека заводят после полуночи в помещение совета коллектива отряда (СКО) и начинают избивать. Только потом поясняют: пиши заявление о совершенных ранее преступлениях. Отрицательный ответ? Тогда бьют еще. Долго. И ногами, и табуретами, и даже резиновыми дубинками, которыми для таких вот мероприятий козлов снабжают менты. Хотя это незаконно. Еще одевали на непонятливых пакеты на голову. Человек чуть не умирал от удушья. Еще старались отбить почки, чтобы человек испражнялся кровью. Наконец, если все это варварство все равно не действовало, грозились опустить. Причем не символически, а как положено, на британский флаг, по кругу. Естественно, человек «вспоминал» в конце концов за собой какое-нибудь преступление. Обычно было принято «вспоминать» квартирную кражу.

Сейчас, как уже сказал Александр Звинцов, происходит активнейшее «покраснение» зон (все началось с конца 1990-х годов). И тут активисты тоже незаменимы для администрации. Они прессуют блатное движение. В одной из северных наших колоний в позапрошлом году случилась следующая история. Нескольких авторитетных блатных поместили в ШИЗО. Там ежедневно активисты избивали их до потери сознания. В течение 15 суток! Один из черноходов не выдержал и повесился. Собственно, поэтому столько бунтов, голодовок и вскрытий в российских спецучреждениях происходит в последние лет семь. Протестные акции, а проходят они только в красных тюрьмах, это единственная возможность зеков, истязаемых активистами, как-то привлечь к себе внимание.

Еще на «редисочных» зонах принято вымогать деньги у родственников осужденных. В некоторых красных зонах тех, за кого не платят, избивают сами вертухаи. Но обычно такую «работу» выполняют как раз активисты. И даже имеют свой процент от ментов. Кстати говоря, этот «бизнес» приносит немаленький доход сотрудникам — оборотням.

Еще на некоторых красных зонах есть наркотрафик. На черной он есть всегда, а на красной — если хозяин и кум вдоле. Это вообще серьезные деньги и отдельная тема.

Подытоживая тему, можно сказать, что не всякая красная зона — это коррупция и беспредел, но можно и сказать, что не каждая красная колония — это образец порядка и соблюдения законности. Тут уж как повезет. Все зависит от личности хозяина.

Евгений Колесников
По материалам газеты
«За решеткой» (№1 2014 г.)

Исправительная колония №18 «Полярная сова» (пос. Харп), Ямало-Ненецкий автономный округ

Исправительное учреждение ФКУ ИК №18 (старое название ОГ 98/18) «Полярная сова» УФСИН РФ по ЯНАО, является одной из пяти колоний особого режима для содержания осужденных к пожизненному лишению свободы. Приказом Минюста России «О передислокации, изменении вида режима и лимитах наполнения исправительных учреждений…» от 10.05.2011 № 149, установлен лимит наполнения — 1014 мест, включая участок строгого режима на 450 мест и участок колонии-поселения на 100 мест. Колония территориально находится в поселке городского типа Харп (с хантейского языка — «Северное сияние») Ямало-Ненецкого автономного округа, Тюменской области. Дислокация и адрес: 629420, Ямало-Ненецкий АО, Приуральский район, пос. Харп. Телефоны: +7 (34948) 7-26-40, 7-29-73. Географически поселок городского типа Харп расположен за Полярным кругом на границе тундры и Северного Урала. Поселок находится в живописном месте, в географической зоне называемой Полярным Уралом, в окружении гор, на берегу речки Собь. Постройки внутри зоны в очень плачевном состоянии, поселок же наоборот выглядит вполне прилично. Там есть и пятиэтажные кирпичные дома и коттеджи. Население составляет около 7 тыс. человек. Ближайший город — Лабытнанги. Находится в 1920 километрах до Москвы. Удаленность от регионального ГУФСИН составляет 45 км.
Добраться до Харпа можно поездом (2 суток в пути от Москвы) или на самолете (3 часа полета из Москвы до аэропорта в Салехарде, затем попутным автотранспортом до переправы, откуда через р.Обь до населенного пункта Лабытнанги следует т.н. «воздушная подушка» (зимой) или паром (после полного схода льда), а от Лабытнанги до Харпа — на попутной машине.
Климатические условия достаточно суровые — 5 месяцев в году (с октября по февраль) средняя температура около – 40°С, в остальное время от –10° до –30°, лёд с рек и озёр сходит в конце мая, лето длится лишь один месяц – июль. Почти двенадцать месяцев зима, а остальное лето!
Поселок Харп является режимным, образован в 1961 году при строительстве 501-й сталинской стройки. Поселок начался с лагеря для заключенных, которые строили железную дорогу. Впоследствии лагерь был преобразован в колонию особого режима для особо опасных рецидивистов.
История создания исправительной колонии ИК №18 начинается с 70-х годов ХХ столетия, когда, в соответствии с приказом МВД СССР №0216 от 16 мая 1973 года с лимитом наполнения 600 человек, образовано учреждение с условным наименованием «ЯЦ-34/18», телеграфный адрес «Щебень». Первая партия осуждённых в количестве 151 человека была завезена в ИК-18 из ИК-3 3 июня 1981 года. С этого дня, подразделение в полном объеме стало выполнять функции исправительного учреждения. Поэтому, дата 3 июня 1981, является днем образования колонии №18.
В последующие годы постепенно росла численность осужденных. Если на 1 января 1982 года она составляла 241 человек, то 1990 году лимит наполнения увеличился до 2000 человек. Осужденные поступали из городов: Новосибирска, Новгорода, Читы, Тюмени, Ухты, Барнаула, Свердловска и других регионов.
Приказом начальника УИН Минюста по Ямало-Ненецкому автономному округу 24 февраля 1999 года колонии №18 присвоено новое наименование -«Учреждение ОГ-98/18». А в дальнейшем — приказом директора ФСИН России от 25 марта 2005 года № 174, подразделение переименовано в ФГУ ИК №18 УФСИН России по Ямало-Ненецкому автономному округу. С 2 сентября 2005 года учреждение перепрофилировано в исправительную колонию особого режима ФКУ ИК №18 для осужденных, отбывающих пожизненное лишение свободы.

Исправительная колония для приговоренных к пожизненному лишению свободы — ФКУ ИК №18 с неофициальным названием «Полярная сова» (на территории колонии находится монумент совы, размахом крыльев больше похожей на имперского орла) является самой географически удаленной в России.
Лимит содержания осужденных на особом режиме, отбывающих пожизненный срок лишения свободы, составляет — 464 человека. Фактически, численность осужденных, отбывающих пожизненный срок лишения свободы, в среднем, составляет в пределах 400 человек. Для отбывания наказания сюда направляют, в основном, серийных убийц, рецидивистов, иных особо опасных государственных преступников, на счету которых не одно особо тяжкое, жестокое преступление. В ИК №18 особого режима имеется участок строгого режима на 450 мест, а также участок колонии-поселения на 100 мест.
В этой исправительной колонии отбывает пожизненный срок серийный убийца Александр Пичушкин, известный как «битцевский маньяк». На его счету как минимум 48 невинных жертв, с которыми он расправлялся в Битцевском парке на юге Москвы, намереваясь довести число убитых до 64 — по числу клеток на шахматной доске.
Среди известных сидельцев исправительной колонии ИК № 18 УФСИН РФ по ЯНАО с неофициальным названием «Полярная сова», некоторое время был и руководитель МФО МЕНАТЕП Платон Лебедев. В этой колонии он находился в заключении до тех пор, пока его не этапировали в Москву для следствия и суда по «второму делу ЮКОСа».
Ранее высказывалась версия о том, что Евсюков будет отбывать срок в колонии «Черный дельфин», но затем ФСИН России это опровергла. «3 июля Евсюкова этапировали в Ямало-Ненецкий автономный округ, в поселок Харп», — сообщил источник издания. А 17 августа 2010 года информацию о месте пребывания Евсюкова в ФКУ ИК №18 УФСИН РФ по ЯНАО «Полярная сова» в интервью «Российской газете», подтвердил Директор Федеральной службы исполнения наказаний России Александр Реймер.
В настоящее время, объемы и ассортимент выпускаемой продукции производственными предприятиями исправительного учреждения ФКУ ИК №18, дают ему возможность функционировать в автономном режиме. Жизнедеятельность учреждения обеспечивают собственные коммунально-бытовые объекты: котельная, дизельная электростанция, столовая, хлебопекарня, где работают осужденные участка строгого режима. Кроме того, на территории колонии имеются автомастерская, участки по производству шлакоблоков и щебня, столярный, мраморный, токарный и швейный цеха, сапожная мастерская. Построено общежитие для осужденных участка колонии-поселения ИК №18, клуб для осужденных особого режима, свиноферма, птицеферма, коммунально-бытовой комплекс для осужденных участка колонии-поселения.
Наряду с удовлетворением собственных нужд подразделения осужденные также выполняют заказы предприятий и населения. В том числе: пошив одежды и обуви, изготовление столярных изделий, памятников, сувениров, шлакоблоков, брусчатки и других видов продукции.
В учреждении ФКУ ИК №18 УФСИН России по Ямало-Ненецкому автономному округу организована работа магазина. На территории исправительной колонии построена Часовня, освящённая Архиепископом Тобольско-Тюменской Иепархии Дмитрием.
А вообще, прочитай «Харп» наоборот и поймёшь, во что превращается «отсидка» для человека за Полярным кругом, да еще и при особом режиме отбывания. Врагу не пожелаешь туда попасть!
Николай Северин
По материалам: 89.fsin.su
и СМИ

Колония для пожизненно осужденных полярная сова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *