Причинение тяжкого вреда здоровью в состоянии аффекта

Умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, совершенное в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), вызванного насилием, издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего либо иными противоправными или аморальными действиями (бездействием) потерпевшего, а равно длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего, —

наказывается исправительными работами на срок до двух лет, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок.

Комментарий к Ст. 113 УК РФ

1. Признаки тяжкого или средней тяжести вреда здоровью отражены в комментарии к ст. ст. 111 и 112. Условия наступления ответственности по данной статье те же, что и условия применения ст. 107 УК (см. коммент. к ней).

2. Умышленное причинение в состоянии аффекта тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего, также должно квалифицироваться по комментируемой статье. В судебной практике иногда такое преступление ошибочно квалифицируется либо как убийство в состоянии аффекта, либо как преступление, предусмотренное ч. 4 ст. 111 УК РФ .
———————————
БВС РФ. 1994. N 8. С. 8.

Убийство, совершенное с особой жестокостью (п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ).

Для квалификации убийства по данному пункту необходимо установить наличие двух признаков: объективного и субъективного. Объективный признак предполагает, что смерть потерпевшего сопровождалась физическими или пси­хическими страданиями, а субъективный признак что умыслом виновного охватывалось желание причинить потерпевшему особые страдания.

Понятие особой жестокости Пленум Верховного Суда РФ рекомендует связывать как со способом убийства, так и с другими обстоятельствами, свиде­тельствующими о проявлении виновным особой жестокости. Особая жесто­кость характерна для следующих ситуаций.

1. Перед лишением жизни или в процессе совершения убийства к потерпев­шему применялись пытки, истязание или совершалось глумление над жертвой.

Следует отметить, что глумление над жертвой может выражаться не только в намеренном причинении ей физической боли, но и в причинении нрав­ственных страданий, например, если у нее на глазах осуществляется приготов­ление к убийству или убийство другого, даже незнакомого человека, если жертва знает, что подобная участь ожидает и ее.

В январе 1994 г. в Санкт-Петербурге Л., С. и А. из корыстных побужде­ний убили 7 человек, предварительно раздев их, поставив на колени и в течение получаса расстреливая на глазах друг у друга. Несмотря на то, что сам способ лишения жизни — выстрел в голову — не относится к особо жестокому, но об­стоятельства, при которых это убийство было совершено, свидетельствуют о наличии особой жестокости1.

2. Убийство совершено способом, который заведомо для виновного свя­зан с причинением потерпевшему особых страданий (нанесение большого коли­чества телесных повреждений, использование мучительно действующего яда, сожжение заживо, длительное лишение пищи, воды и т. д.).

Так, суд обоснованно осудил С. и Д. за убийство шестилетнего сына И., совершенное с особой жестокостью. Согласно показаниям А., данным ею на предварительном следствии, С. и Д. часто употребляли спиртные напитки. При ней осужденные стали бить И. за непослушание. Мать брала его за ноги и била об пол, от чего у него из носа пошла кровь. Д. вынес И. на веранду и там про­должал его избивать. И. просил его не трогать, однако его били долго и сильно .

Другой показательный пример убийства с особой жестокостью. П. в ходе ссоры избил потерпевших — супругов Н. Когда они легли спать, П. связал их и с целью убийства облил бензином и поджег. После того как одежда потерпевших и предметы, которыми они были связаны, сгорели, потерпевшая Н. пыталась покинуть квартиру, но П. воспрепятствовал ей. Убедившись, что потерпевшие получили сильные ожоги, виновный скрылся. В результате полученных терми­ческих ожогов потерпевшие скончались.

3. Особая жестокость может выражаться в особых моральных стра­даниях как для самого потерпевшего, так и его близких, например, при совер­шении убийства в присутствии близких потерпевшему лиц, когда виновный со­знавал, что своими действиями причиняет им особые страдания.

Так, квалифицируя действия К., направленные на лишение жизни Д., как убийство, совершенное с особой жестокостью, суд обоснованно исходил из то­го, что К. убил потерпевшего в присутствии близкого для него лица — Б., с ко­торой тот совместно проживал более двух лет и намеревался заключить брак. При этом Б. были причинены особые душевные страдания, вызванные лишени­ем жизни у нее на глазах близкого человека, что сознавал К., зная о характере отношений и совместном проживании Б. и Д.

Для констатации особой жестокости необходимо установить не только факт присутствия близких на месте преступления, но и то, что они понимали происходящее и испытывали страдания от наблюдения за картиной убийства, что охватывалось сознанием виновного.

К., находясь в состоянии алкогольного опьянения, во время ссоры со сво­им тестем Л. в присутствии его жены и дочери нанес ему удар ножом в грудь,
причинив смертельное ранение. Подсудимый показал, что все произошло вне­запно, он ткнул Л. ножом и тут же ушел домой. Из показаний жены и дочери потерпевшего видно, что события развивались стремительно, и в силу их неожиданности они в первый момент даже не поняли, что случилось. При по­добных обстоятельствах убийство, совершенное К., не может расцениваться как совершенное с особой жестокостью1.

Изучение убийств, совершенных с особой жестокостью, показывает, что основная причина ошибок при их квалификации состоит в том, что суды часто оценивают признаки, свидетельствующие об особой жестокости, сами по себе, а не через призму субъективной стороны состава преступления. Так, например, характерной ошибкой при оценке этого квалифицирующего признака, допуска­емой на практике, является отнесение к особой жестокости самого факта нане­сения большого количества ран и повреждений. Для вменения и. «д» необхо­димо доказать, что виновный осознавал, что причиняет особые страдания. Если же повреждения наносились в течение непродолжительного промежутка вре­мени в пылу ссоры или иного инцидента и виновный не имел цели причинить особые страдания жертве, при этом отсутствуют факты, свидетельствующие о том, что субъект имел цель не только лишить жизни потерпевшего, но и жесто­ко мучить и истязать его до того, как он будет убит, то вменение данного ква­лифицирующего признака нельзя признать законным и обоснованным .

Так, по одному делу обвиняемый К., преодолевая активное сопротивле­ние потерпевшего, нанес ему 15 ударов по голове стержнем, от которых потер­певший скончался. Сам К. не помнит, сколько им было нанесено ударов, т. к. был сильно взволнован и все произошло очень быстро. Верховный Суд РФ ис­ключил из обвинения в убийстве признак особой жестокости.

В то же время если виновное лицо, не преследуя цель причинить особые страдания потерпевшему, осознает, что способ, которым он лишает его жизни, такие страдания причиняет, и соглашается с этим фактом, то содеянное должно квалифицироваться по и. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Так, П. был осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ. Отменяя приговор, кассаци­онная инстанция указала, что при исключении признака «особой жестокости» убийства из обвинения суд первой инстанции ограничился указанием: нанесе­ние потерпевшей при совершении убийства не менее 14 ударов «по количеству не может свидетельствовать о проявлении особой жестокости». Суд не оценил показания осужденного о том, что он избивал потерпевшую в течение полутора часов и «отбил себе ноги», он бил ее также железной трубой. Суд не учел пока­зания свидетеля Л. о том, что обвиняемый топтал потерпевшую, бил ее так, что рабочая часть металлической швабры отломилась. При новом рассмотрении де­ла П. был осужден по и. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Практика Верховного Суда РФ позволяет утверждать, что глумление над трупом само по себе не может расцениваться в качестве обстоятельства, свиде­тельствующего о совершении убийства с особой жестокостью. Содеянное в та­ких случаях, если не имеется других данных о проявлении виновным особой жестокости перед лишением потерпевшего жизни или в процессе совершения убийства, следует квалифицировать по соответствующей части ст. 105 и ст. 244 УК РФ, предусматривающей ответственность за надругательство над телами умерших.

В связи с этим следует признать неправильным приговор областного су­да, осудившего П. за убийство с особой жестокостью при следующих обстоя­тельствах. П. и И. совместно распивали спиртные напитки. В процессе возник­шей между ними ссоры П. ножом в присутствии двухлетнего сына (который вряд ли понимал характер совершаемых действий и испытывал особые страда­ния) И. убил последнего. После этого П. позвал сожительницу потерпевшего, в ее присутствии отрубил убитому голову и стал пинать ее ногами, заставляя де­лать это и малолетнего ребенка1.

Уничтожение или расчленение трупа с целью сокрытия преступления не может быть основанием для квалификации убийства как совершенного с осо­бой жестокостью.

Причинение тяжкого вреда здоровью в состоянии аффекта

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *