С какого момента кража считается оконченной?

Когда кража считается оконченной

Российское уголовное право разделяет понятия оконченного и неоконченного преступления. Ответственность за незавершенное деяние не может составлять более ¾ максимального наказания. Поэтому важно правильно квалифицировать нарушение закона, чтобы получить соразмерное вине наказание. Поговорим о том, когда кража считается оконченной.

Оконченное преступление — что это значит?

Не всегда злоумышленнику удается довести свои действия до конца. Иногда преступника задерживают раньше, чем он успевает что-то украсть, иногда он останавливается добровольно. Во втором случае человека могут полностью освободить от наказания.

Обратите внимание!

Когда говорят о неоконченном преступлении, речь идет о том, что злоумышленник от своих намерений не отказывался и стремился полностью достичь целей, но не сумел этого сделать по независящим от него обстоятельствам. Часто таким обстоятельством является задержание полицией или охраной, внезапное появление свидетелей.

Разница в строгости наказаний за оконченное и неоконченное деяния существенна. Полиция, следователи и даже суд не всегда верно квалифицируют действия граждан, поэтому мы рекомендуем привлечь к делу юриста.

Любое преступление ведет к наступлению опасных для общества последствий. Они могут быть разными. Целью злоумышленника является наступление общественно опасного последствия его преступного деяния. В юриспруденции считается, что преступление окончено в тот момент, когда это последствие наступило.

Объективные признаки преступления по статье 158 УК РФ «Кража»

Ст. 158 УК РФ определяет кражу как тайное хищение имущества. Минимальное наказание за нее — штраф до 80 тыс. рублей. Максимальное наказание — 10 лет лишения свободы плюс штраф в 1 млн. рублей.

Хищение — это безвозмездное, совершенное в корыстных целях изъятие либо использование чужого имущества. И изъятие, и использование при этом должны совершаться противоправным способом. В УК РФ содержатся несколько статей за различные виды хищений. Все они, кроме разбоя, являются материальными, то есть общественно опасным последствием и целью преступника является завладение не принадлежащими ему материальными средствами — имуществом или деньгами. Разбой — это нападение в целях завладения теми же средствами. Поэтому преступление является оконченным, когда нападение совершено.

Кража — это тайное хищение. Согласно практике применения законодательства и разъяснениям Верховного Суда России, это преступление совершается либо в отсутствии хозяина похищенных ценностей, либо в его присутствии, но таким способом, что он об этом не знает. Если вещь похищена открыто, ответственность наступает по ст. 161 УК РФ, предусматривающей более строгие наказания. Данное преступление называется грабежом.

Когда кража считается оконченным преступлением?

Преступление считается оконченным в момент наступления опасных последствий. Может показаться, что кража является оконченной в момент изъятия ценностей, однако это не так. Дочитав определение хищения до конца, можно понять, что целью кражи является не изъятие ценностей, а их обращение в пользу преступника или третьих лиц.

То есть цель деяния достигается не в момент изъятия материальных средств, а когда преступник может ими свободно распоряжаться или уже распорядился по собственному усмотрению. Именно в этот момент кража и является оконченной.

В связи с появлением в России большого количества торговых центров, супермаркетов и других объектов торговли, в которых товар находится в свободном доступе посетителей, хищения в таких торговых точках происходят часто. Столь же часто возникает и вопрос о том, является ли кража завершенной, если товар был изъят, но преступник был задержан на выходе охраной. На примере такого хищения мы объясним, когда оно является оконченным.

Допустим, преступник решил украсть плитку шоколада. Если он положил ее в карман и отправился к выходу, планируя съесть ее на улице, но был задержан охраной — преступление не окончено. Если злоумышленник съел плитку шоколада прямо в торговом зале, а потом был задержан охраной, то деяние завершено, так как объектом хищения он распорядился.

Минимальная сумма ущерба для возбуждения уголовного дела в 2017 году — 2,5 тыс. рублей. За мелкие хищения, в том числе продуктов, ответственность, скорее всего, будет административной.

От того, будет ли преступление, в котором обвиняют вас или ваших близких, признано оконченным или нет, зависит возможный размер наказания. Самостоятельно защитить свои права сможет не каждый. Сразу после выдвижения обвинений связывайтесь с адвокатами. Первоначальную консультацию юристов можно получить онлайн. Задать интересующие вас вопросы можно через форму на сайте или по указанным телефонам. Специалист изучит обвинения в ваш адрес, правильно квалифицирует преступление и проследит за ходом расследования.

1 апреля президент подписал закон об отбывании осужденными наказания по месту жительства

Многолетняя борьба правозащитников и уполномоченного по правам человека в России Татьяны Москальковой увенчалась успехом: 1 апреля 2020 года Президент России подписал закон о внесении изменений в статьи 73 и 81 УИК РФ. Это позволит многим тысячам осужденных отправиться отбывать наказание вблизи от дома. В настоящее время порядок отправки осужденных к месту отбытия наказания определен статьей 73 УИК РФ. Эта статья делит всех осужденных к лишению свободы на несколько категорий:

  1. Те, кто осужден за «обычные» преступления и остается отбывать наказание в субъекте по месту жительства или месту осуждения. У этих осужденных почти нет проблем, кроме случаев, если они проживают в обширном регионе и колония, куда они попали, находится на значительном удалении от места жительства их семьи либо за время отбытия ими наказания семья переехала в другой регион.
  2. Те, кто был осужден за обычные преступления, однако в их месте жительства отсутствуют колонии соответствующего вида режима либо нет вообще никаких колоний (как в Москве, Ингушетии, Севастополе или на Чукотке). Их направляли в учреждения УИС другого региона, но не ближайшего, а любого.
  3. Те, кто был осужден к отбытию наказания в воспитательных колониях. Их по наряду ФСИН направляют в колонию, закрепленную за данным субъектом РФ.

Наконец, те, кто осужден за:

  • преступления террористической направленности, похищение человека, участие в НВФ, бандитизме, участии в преступном сообществе, государственной измене, вооруженном захвате власти, организации экстремистского сообщества или экстремистской организации, посягательств на жизнь сотрудника правоохранительного органа, дезорганизацию деятельности исправительного учреждения;
  • к пожизненному лишению свободы либо кому смертная казнь была заменена лишением свободы;
  • приверженные идеологии терроризма, оказывающие негативное влияние на других осужденных;
  • осужденные при особо опасном рецидиве преступлений направляются для отбытия наказания в места, определяемые ФСИН России (часть 4 статьи 73 УИК РФ).

Законодательством создавалось две проблемы, связанные с отбытием наказания по месту жительства:

  • осужденные, кроме тех, кого мы отнесли к первой группе, не могли рассчитывать на то, чтобы для отбытия наказания их направили в учреждения, доступные для их родных и близких;
  • те, кто уже попал в дальние для них регионы, либо те, чьи семьи переехали, либо те, у кого эти семьи возникли, не могли рассчитывать на перевод в другой регион.

Статья 81 УИК РФ жестко определяла круг критериев для перевода из одного учреждения в другое:

  • реорганизация учреждения;
  • обеспечение безопасности осужденного;
  • невозможность отбывать наказание в данной местности по состоянию здоровья.

Из тех, кто просил о переводе, под эти критерии подпадали не более 10% осужденных.

Правда, та же статья 81 УИК РФ позволяла переводить осужденных и в «иных исключительных случаях». Однако понимание того, какой случай исключительный, а какой нет, у ФСИН, правозащитников и прокуратуры разошлись. Так, правозащитники и ФСИН считали, что необходимость перевода осужденного к месту жительства его супруги, детей и родителей носит исключительный характер, так как защита семьи гарантирована Конституцией РФ, а уважение к семейной жизни – статьей 8 Конвенции прав человека и основных свобод.

Совсем иная была позиция прокуратуры. В переводе осужденного в другое учреждение прокуратура усматривала не проявление уважения к семье, а проявление коррупции.

Поэтому к 2009 году перевод осужденных из одного региона в другой стал носить единичный и исключительный характер и за каждым таким случаем бдительно следили зоркие прокуроры.

1 апреля (и это не шутка!) Президентом был подписан Федеральный Закон 96-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-исполнительный кодекс РФ».

Как меняется порядок направления для отбытия наказания осужденных к принудительным работам (ПР)?

  • если по месту жительства осужденного к ПР отсутствует Исправительный центр (ИЦ) либо ИЦ имеется, но привлечение в нем к труду осужденного невозможно, осужденный направляется в наиболее близко расположенный ИЦ, где имеются возможности для его размещения.
  • по заявлению осужденного к ПР или по заявлению его близкого родственника, но с его согласия, по решению ФСИН России при наличии возможности размещения (привлечения к труду) в Исправительном центре, расположенном на территории субъекта, где проживает его близкий родственник, он может быть направлен в данный ИЦ, а при отсутствии такой возможности – другой ИЦ, наиболее близкий к месту жительства его близкого родственника (ч. 2–1 ст. 60-1 УИК РФ).

В каком случае становится возможным перевод осужденного к ПР из одного ИЦ в другой?

  • в случае болезни осужденного;
  • для обеспечения его личной безопасности;
  • при реорганизации или ликвидации ИЦ;
  • иных исключительных обстоятельствах, препятствующих осужденному находиться в данных учреждениях;
  • по заявлению осужденного либо с его согласия по заявлению близкого родственника ФСИН России осужденный один раз за период отбытия наказания в ИЦ, расположенном в субъекте РФ, где проживает его близкий родственник, либо при отсутствии возможности размещения в таком ИЦ, — в ближайший к месту жительства близкого родственника, если там имеются условия для его привлечения к труду (ч.ч. 5 и 6 ст. 60-1 УИК РФ).

В каком случае осужденный не подлежит переводу из одного Исправительного центра в другой либо из одной исправительной колонии в другую?

— Если в пути следования может наступить окончание срока наказания (ч. 5 и 6 ст. 60-1 УИК РФ, ч. 2 ст. 81 УИК РФ).

Кто оплачивает следование осужденных в ИЦ, куда они переведены по заявлению для приближения к месту жительства близких родственников?

— Они сами, при этом в ИЦ они следуют самостоятельно (ст. 60-2 УИК РФ).

Каким образом следуют к месту отбытия в ИЦ наказания осужденные, которым назначено наказание в виде исправительных работ, либо неотбытый срок наказания заменен исправительными работами, либо которые переводятся из одного ИЦ в другой не по заявлению о приближении к месту жительства родственников?

— Самостоятельно за счет государственных средств.

Как изменился порядок направления осужденных в другой регион по состоянию здоровья или для обеспечения их личной безопасности в регион не по месту их проживания?

— Теперь их согласие на направление в такой регион должно быть письменным (ч. 1 ст. 73 УИК РФ).

Как меняется порядок направления осужденного в исправительное учреждение, если по его месту жительства отсутствует учреждение, где есть условия для его размещения?

— Он направляется в исправительное учреждение наиболее близко расположенного субъекта РФ, где есть условия для его размещения (ч. 2 ст. 73 УИК РФ).

Каким образом осужденный к лишению свободы может быть переведен для приближения к месту жительства близких родственников?

— По заявлению осужденного к лишению свободы или по заявлению его близкого родственника, но с его согласия, по решению ФСИН России при наличии возможности размещения в Исправительном учреждении, расположенном на территории субъекта, где проживает его близкий родственник, он может быть направлен в данное ИУ, а при отсутствии такой возможности – другое ИУ, наиболее близкое к месту жительства его близкого родственника (ч. 2-1 ст. 73 УИК РФ).
В каком случае осужденный к лишению свободы по статьям, не указанным в ч. 4 ст. 73 УИК РПФ, может быть переведен в другое исправительное учреждение?

  • в случае болезни осужденного;
  • для обеспечения его личной безопасности;
  • при реорганизации или ликвидации ИУ;
  • иных исключительных обстоятельствах, препятствующих дальнейшему нахождению осужденного в данном учреждении;
  • по заявлению осужденного либо с его согласия по заявлению близкого родственника ФСИН России — в исправительное учреждение, расположенное в субъекте РФ, где проживает его близкий родственник, либо при отсутствии возможности размещения в таком учреждении — в ИУ, расположенное в ближайшем к месту жительства близкого родственника субъекте РФ, если там имеются условия для его привлечения к труду (ч. 2 ст. 81 УИК РФ).

В каком случае осужденный к лишению свободы за преступления террористической направленности, похищение человека, участие в НВФ, бандитизме, преступном сообществе, государственной измене, вооруженном захвате власти, организации экстремистского сообщества или экстремистской организации, посягательств на жизнь сотрудника правоохранительного органа, дезорганизацию деятельности исправительного учреждения может быть переведен в другое исправительное учреждение?

— «По решению федерального органа уголовно-исполнительной системы» (ч. 2 ст. 81 УИК РФ).
Когда вступает в действие Федеральный закон 96-ФЗ?

— В течение 180 дней после 1 апреля 2020, то есть, если мы правильно посчитали, – 28 сентября 2020 года.
Однако следует иметь в виду, что ФСИН России предстоит разработать два приказа о порядке перевода осужденных к принудительным работам и к лишению свободы из одного учреждения в другое.
СПЧ во ФСИН России запрошены проекты соответствующих приказов.

Оригинал

1. Поскольку состав преступления имеет определенную структуру, ему должна быть присуща та или иная конструкция, под которой следует понимать характер, тип связей между образующими его признаками, а также разновидность их «набора» или сочетания. Так как признаки составов различны и находятся между собой в разных комбинациях, это приводит к многообразию конструкций составов преступлений.

Во многих случаях несколько признаков составов группируются одинаковым образом; иными словами, есть типичные варианты построения отдельных частей состава преступления. Например, одинаковые конструкции имеют составы кражи и грабежа или, соответственно, составы убийства и умышленного причинения легкого вреда здоровью.

С другой стороны, многие составы различаются между собой по конструкциям. Так, состав умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК), отличается от состава убийства не только признаками объекта, объективной и субъективной сторон, но и особенностями своего строения: в нем предусмотрено наступление двух видов вредных последствий (тяжкий вред здоровью и смерть) и имеется смешанная форма вины. Зато для состава убийства характера, сложная структура отягчающих обстоятельств.

Из этого примера видно, что различия в конструкциях составов определяются не содержанием отдельных признаков, а более крупными образованиями — группами признаков, характеризующих определенный элемент преступления. Образно говоря, если состав преступления есть здание, состоящее из крупных типовых блоков, то конструкция определяется набором этих блоков.

Я. М. Брайнин писал: «Структурную основу состава преступления образует система его элементов: объекта, объективной стороны, субъекта и субъективной стороны»‘. Правильная по существу, эта мысль нуждается в терминологическом уточнении. Во избежание путаницы следовало бы термином «элемент» обозначать только

1 Брайнин Я.М. Уголовная ответственность и ее основание в советском уголовном праве. С. 162.

четыре части преступления (объект преступления, субъект и т. д.), а применительно к содержанию состава использовать слова «признак»2 или «группа признаков». С этой точки зрения состав содержит четыре группы признаков, характеризующих четыре соответствующих элемента преступления;это т является его структурной основой.

Однако ограничиться этим недостаточно. Конструкцию состава образуюти более мелкие группы его признаков. Такие группы представляют собой обобщенные характеристики отдельных признаков составов, присущих всем или многим преступлениям. Это не сами содержательные признаки, а их категории, или классы3.1

Так, например, объективная сторона преступления включает действие или бездействие, вредные последствия и т. д. «Действие» (или «бездействие») есть класс (категория), включающий разнообразные формы поведения. О некоторых категориях! признаков, характеризующих субъекта (вменяемость, возраст), уже говорилось.

Наличие тех или иных категорий признаков, подобных перечисленным выше, еще не служит достаточно полной характеристикой состава, поскольку категории указывают на родовую принадлежность признаков и не обладают необходимой конкретностью: для обрисовки какого-либо состава нужно указать не только на то, что в него, например, входит вообще «действие», но и раскрыть содержание этого обобщенного признака, т. е. определить, идет ли речь о тайном похищении имущества или, например, о нарушении правил борьбы с эпидемиями. Следовательно, перечисление категорий признаков, входящих в состав, еще не раскрывает его содержания, но зато указывает на его конструкцию.

Прежде чем рассмотреть разновидности конструкций составов, приведем общий перечень категорий признаков и их символических обозначений. При этом следует учитывать, что какой-либо официальной классификации признаков состава не существует и мнения ученых по этому вопросу не отличаются полным единодушием.

2 См.: Курляндский В.И. Вопросы основания уголовной ответственности// Вопросы уголовного права. М., 1966. С. 39 и след.

3 См.: Кондаков Н.И. Логический словарь. М., 1971. С, 214.

В приведенной таблице мы видим три степени абстракции признаков состава. Самая высокая степень абстракции — это характеристика элементов преступления (В, S, G, С). Далее идут категории признаков — непосредственный объект, предмет преступления, вменяемость, возраст и т.д., еще не «привязанные» к определенному виду преступления. Наконец, третья ступень — различные значения признаков (они обозначены малыми буквами латинского алфавита).

Из последнего столбца таблицы видно, что различные признаки составов преступлений могут принимать одно, два или несколько значений. Одно значение имеет V — вменяемость. Но ст. 22 предусматривает и «уменьшенную вменяемость» — V’, отсутствие вменяемости исключает наличие состава преступления. Признак j — сильного душевного волнения — один и тот же во всех составах.

Два значения принимает признак Т — возраст. Если по закону достаточен 14-летний возраст, мы обозначим этот признак символом, V, а возраст в 16 лет и старше — t».

По два значения принимают также признаки U (умысел) и N (неосторожность). Имеются в виду прямой и косвенный умысел, самонадеянность и небрежность.

Многие признаки составов могут принимать большое количеств» значений, в зависимости от вида преступления.

Каждый элемент преступления характеризуется группой признаков Например, совокупность признаков, характеризующих субъекта преступления, состоит из признаков вменяемости и возраста, а также признаков специального субъекта (не во всех случаях) и признака прежней судимости (неоднократности) или ее отсутствия:

S= V× T×(S’ ’)×(DV ) (5)

Знак обозначает дизъюнкцию (разъединение), которой соответствует слово «или»,

Для состава преступления определенного вида, например для присвоения имущества, совершенного лицом, ранее судимым за то же преступление (ч. 3 ст. 160 УК), набор признаков субъекта будет более конкретным (специальных субъектов этого преступления мы обозначим S’285 и S’160, специальную повторность (судимость за преступление — d158):

S160 = V×t”×(S’160 S’285)×d158 (6)|

Это означает, что субъектом данного преступления является вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста, которое либо является должностным лицом, либо лицом, которому вверено имущество, и притом ранее дважды совершившее преступления, перечисленные в примечании к ст. 185 УК.

2. Обратим теперь внимание на то, что все имеющиеся в законодательстве составы преступлений образуются из комбинаций приведенных в таблице 2 категорий признаков.

Конечно, количество возможных комбинаций признаков для разных) элементов преступления различно. Например, для признаков объекта и предмета преступления возможны две комбинации:

В=b (b×е)(7)

Эта формула означает, что объект как признак состава может быть выражен самостоятельно или в сочетании с предметом преступления.

При характеристике субъекта возможны следующие Четыре комбинации

S = (V×T) (V×T×S’) (V×T×D) (V×T×S’×D) (8)

Это означает, что субъектом преступления является вменяемое лицо, достигшее возраста уголовной ответственности, в сочетании с признаками специального субъекта и (или) неоднократности или без такого сочетания. Небольшое преобразование этой формулы дает возможность выделить из нее обязательные и факультативные признаки, т. е. вернуться к формуле (5):

S= V× T×(S’ ’)×(DV)

Объективная сторона более многообразна. В ней возможны 8 комбинаций следующих категорий признаков: действие (бездействие), обстановка совершения преступления (в том числе время и место преступления), последствия и (или) возможность их наступления. Преобразованная формула конструкции объективной стороны будет такой:

G = A×(H )×(R )×(L ) (9)

Обязательными являются лишь признаки действия (бездействия), прочие факультативны.

Субъективная сторона включает девять комбинаций, образующихся сочетания умысла с мотивом и целью, а также с неосторожной виной:

(10)

Однако последние три сочетания в действующем законодательстве не встречаются. Преобразованная формула такова:

(11)

Итак, в результате мы имеем две комбинации категорий признаков, характеризующих объект, четыре — субъекта, восемь — объективную и девять — субъективную сторону преступления. Их произведение дает общее число возможных комбинаций признаков состава, названных в нашей таблице1. Оно равно 576. Следовательно, при том «наборе» признаков, которым характеризуется состав преступления, согласно указанным обозначениям теоретически возможны 576 различных конструкций состава. Но практически это число во много раз меньше, так как многие комбинации в законе не встречаются. Известно, что число составов в действующем УК не превышает 300, а ведь многие из них имеют одинаковую конструкцию.

Заметим, кстати, что число 576, отражающее возможные комбинации признаков состава, в с вою очередь значительно меньше

1 Естественно, что признаки, указанные в таблице, могут быть разукрупнены • например, отдельно обозначены цель и мотив) и тогда число комбинаций будет больше.

максимального количества комбинаций признаков, если бы эти комбинации были произвольны (например, в случае предположения, что состав преступления не обязательно содержит четыре группы признаков, т. е. признаки субъекта, субъективной стороны и т. д.). В таблице 2 мы перечислили 15 категорий признаков. По формуле , где «п» — число элементов, не трудно подсчитать, что из 15 признаков можно построить свыше 30 тыс. вариантов. Уголовное законодательство не использует и одного процента из этого разнообразия.

Одно из ограничений, налагаемых законом на теоретически мыслимое количество комбинаций признаков, состоит в том, что некоторые категории признаков являются обязательными атрибутами любого состава. Из приведенных выше формул видно, что в ним относятся: непосредственный объект (В), вменяемость (V), возраст (Г), деяние (действие или бездействие — А) и вина . Таким образом, «минимальный» по своей конструкции состав выглядит следующим образом (включая указание на отсутствие обстоятельств, исключающих уголовную ответственность)1:

(12)

«Максимальная» конструкция состава может включать все 14 категорий признаков, перечисленных в таблице.

Наука уголовного права еще не разработала полную классификацию разновидностей составов по их конструкциям. Большое внимание этому вопросу уделял А.Н. Трайнин, которые рассматривал составы общие и специальные, конкретизированные и обобщенные, простые и сложные (в том числе альтернативные составы, составы с двумя действиями, с двумя формами вины, с двумя объектами и др.2). Это деление повторено в»Курсе советского уголовного права» (т. II, М., 1970). В ленинградском Курсе выделен параграф «Виды составов преступлений», в котором наряду с классификацией А.Н. Трайнина указывается на составы материальные, формальные и усеченные.3

Ограничение возможного числа конструкций определенными пределами имеет важное значение при уяснении содержание уголовного закона. Если конструкции состава обладают

1 Этой конструкции соответствует, например, состав оскорбления.

2 Трайнин А.Н. Общее учение о составе преступления. С. 97—117 и след.

ценностью и число их ограничено, мы легко можем представить себе, какие же категории признаков состава прямо не описаны в той или иной диспозиции статьи Особенной части и требуют «восполнения» путем толкования закона.

3. В связи с анализом конструкции состава необходимо еще раз вернуться к вопросу о соотношении состава преступления и статьи Особенной части УК. В данном случае нас будет интересовать, где проходит граница между несколькими смежными составами: там же, где граница смежных статей УК, или они не совпадают? Иначе говоря, соответствует ли каждый состав преступления статье Уголовного кодекса или их соотношение является иным: например, один состав соответствует одной части статьи УК, а может быть, напротив, — нескольким статьям?

В теории обычно принято считать, что это соотношение может быть различным. Вероятно, это правильно, но при этом возникает вопрос: что же и в каких случаях считать критерием для фактического определения границ состава. Особенно неясно это в связи с тем, что существуют составы с так называемыми альтернативными признаками1.

Известно, что в ряде уголовно-правовых норм предусматриваются «варианты» преступного поведения, описанные в одном тексте. Например, в ст. 160 говорится о присвоении или растрате, в т. 164 — о хищении предметов или документов, в ст. 165 — о причинении ущерба собственнику или иному владельцу имущества. В ст. 158 приводится семь квалифицирующих обстоятельств кражи, а в ст. 111 — ряд признаков умышленного причинения тяжкого вреда здоровью. Можно привести большой перечень подобных примеров. Для всех них характерно, что признак, употребляемый со словами «или» (либо с равноценными обозначениями, выражающими дизъюнкцию ), может быть заменен другим признаком, также указанным в этой же статье закона. Так, виновный в фальшивомонетчестве (ст. 186) мог, конечно, подделывать одновременно банковские билеты Центрального банка РФ, металлическую валюту, государственные ценные бумаги или иностранную валюту, но все же чаще встречается

1 В них «для обоснования уголовной ответственности нужно наличие не вcex названных в законе элементов, состава, а одних или других» (Трайнин А.Н. Общее учение о составе преступления. С. 109). Следует добавить, что в уголовном праве альтернативными считаются не только два (как в логике), но и более признаков, взаимно заменяющих друг друга.

либо один, либо другой из этих вариантов, и для ответственности они равноценны. При этом в деянии обязательно должен быть хотя бы один из перечисленных альтернативных признаков, чтобы это деяние можно было считать содержащим состав данного преступления.

Применительно к некоторым из приведенных примеров как

будто бы бесспорно, что речь идет об одном составе, а не о нескольких. Например, общепризнано, что потеря зрения, слуха и другие разновидности тяжкого вреда здоровью образуют один состав.

Относительно других статей УК вопрос представляется нетаким простым. Например: один или несколько составов в ст. 256? Иными словами, содержит ли формулировка «незаконная добыча рыбы, морского зверя и иных водных животных или промысловых морских растений» альтернативные признаки одного состава или здесь этих составов четыре? А ст. 263 УК — нарушение правил «движения» и «эксплуатации» транспорта (к тому же транспорта разных видов)? Если считать, что все это разные составы, то тогда надо считать, например, что и статья 158 о краже содержит не один, а по крайней мере восемь составов (кража простая; кража, совершенная группой лиц по предварительному сговору; кража в крупном размере и т. д.).

Такой вывод получается при «разукрупнении» составов путем избавления от альтернативных признаков. Если же пойти по другому пути и, не боясь большого числа альтернативных признаков называть составом более широкую совокупность, то придется признать, что существует, например, всего лишь один состав убийства, а ст. ст. 105-108 предусматривают его альтернативные разновидности.

Все эти трудности связаны главным образом с тем, что криминологические (а отсюда и уголовно-правовые) различия между близкими вариантами преступного поведения имеют различную степень глубины и определенности. Можно построить шкалу, на одном конце которой будут слабые различия между разновидностями преступного поведения, которые допустимо свести к наличию альтернативных признаков; на другом же конце этой шкалы различия будут существенными (например, по нескольким элементам преступления).

В таблице 3 сделана попытка показать эти нарастающие (слева направо) различия, а также привести наши соображения о том, где

должна проходить граница между одним и нескольким составами преступления.

Как видно из этой таблицы, две разновидности преступного поведения, предусмотренные в законе, можно считать входящими в один и тот же состав, если они идентичны по большинству признаков (и, видимо, во всех случаях — по непосредственному объекту, субъекту и форме виновности), и притом предусмотрены в одной статье Особенной части УК. Различия между ними в рамках одного состава могут касаться лишь признаков предмета преступления и объективной стороны.

Напротив, следует говорить о наличии нескольких составов в трех следующих случаях:

а) две разновидности преступного поведения предусмотрены разными статьями УК. С этой точки зрения ст. ст. 105 и 106 У К предусматривают два различных состава умышленного убийства;

б) разновидности преступных деяний предусмотрены в одной статье УК, но различаются между собой по непосредственному объекту, субъекту или форме виновности (а тем более по нескольким из этих признаков одновременно). С этой позиции имеется два состава в ст. 249 (нарушение ветеринарных правил и правил, установленных для борьбы с болезнями растений);

в) две разновидности преступления предусмотрены в одной статье, различаются только по признакам объективной стороны или (и) предмета преступления, однако различия эти существенны1 (например, различны способы действия, последствия и т. д.). Так, в ст. 211 УК имеются, видимо, два состава: угон судна и его захват.

Отсутствие категоричности в наших выводах объясняется неразработанностью этого вопроса: еще не созданы критерии для более четкой формализации указанных различий. Вместе с тем представляется, что эти различия имеют серьезную криминологическую и социально-правовую основу. Так, если преступные посягательства направлены против различных общественных отношений (неодинаковые непосредственные объекты) или степень общественной опасности лица существенно различна (статья предусматривает не единые субъект или форму виновности),

1 Я.М. Брайнин считает основанием для разделения двух составов то, что «их объективные признаки существенно различны». (Брайнин Я.М. Уголовный закон и его применение. С. 57).

основания усматривать два разных состава. Напротив, различные способы действий или предметы посягательства при одинаковых прочих признаках могут трактоваться как альтернативные варианты поведения в рамках одной криминологической и уголовно-правовой формы.

С какого момента кража считается оконченной?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *