Возврат обуви в кари

«Они едут по этапу в костюмах от Brioni»

Он служил в ФСБ и охотился на террористов с Северного Кавказа, но конфликт с коллегами закончился для него уголовным делом и реальным сроком. С клеймом мошенника бывший чекист отправился на «красную зону» для осужденных силовиков и на себе испытал ее реалии. Арестанты в костюмах от Brioni; генералы, покупающие теплые места за огромные деньги; тюремщики, от лени оставляющие зэкам работу с секретными документами, — вот с чем пришлось столкнуться нашему герою. О правилах жизни «красных зон» он рассказал в эксклюзивном интервью «Ленте.ру».

Предупреждение

По тюремным понятиям, все зоны делятся на «красные» и «черные». В первых все аспекты жизни заключенных полностью контролирует администрация исправительных учреждений, во вторых —все неформальные вопросы (включая те, что связаны с администрацией) решают криминальные элементы. Однако по другой классификации «красными» называются только те зоны, где отбывают свои сроки бывшие сотрудники правоохранительных органов. Именно о них и пойдет речь в этой статье.

Куда приводят мечты

— Я родом с Дальнего Востока. Окончил школу, поступил в гражданский институт и уже после него решил пойти в ФСБ, — рассказывает Роман (имя рассказчика изменено, поскольку террористы занесли его в свой список на ликвидацию). — Вообще, сразу после школы в академию ФСБ идут те, у кого кто-то уже есть в этой системе. У меня таких связей не было, но работа в спецслужбе казалась интересной. Я пришел в управление, позвонил в отдел кадров и сказал, что хочу работать. Хотел оперативной работой заниматься. Шел 2005 год.

Романа отправили на учебу в институт ФСБ. В 2008 году молодого оперативника послали в командировку в Ингушетию, где он провел год. Вернувшись на Дальний Восток, Роман решил перевестись на Северный Кавказ. Причин было много: тепло, красиво, свежий воздух и зарплата в два раза больше.

— Работа там, конечно, интересная — поехал, встретился, получил информацию, реализовал ее, — объясняет собеседник «Ленты.ру». — Живая работа. Ты понимаешь, что приносишь реальную пользу. Работали по резонансным терактам: Домодедово, «Невский экспресс», взрыв на рынке Владикавказа. Вот плохие парни — и больше их нет, поймали, условно говоря. А на Дальнем Востоке ничего такого не происходит. Много говорить о своей работе я не могу — это конфиденциальная информация. В двух словах, я разрабатывал террористов, вербовщиков и их пособников.

По словам Романа, обыватели, насмотревшись фильмов о Джеймсе Бонде, уверены, что работа чекиста — это постоянная стрельба. На деле же такого нет: конечно, и взрывы, и перестрелки случаются, но это все — часть оперативной работы, которая неизбежно связана с повышенной опасностью. Роман проработал в Ингушетии до 2014 года. От старшего лейтенанта он дослужился до майора, а потом его арестовали.

Дело найдется

— Мой конфликт с руководством произошел на почве разных понятий о справедливости, — вспоминает бывший чекист. — Это внутренняя кухня, не особо приветствуется, когда о ней рассказывают посторонним. Это профессиональная этика. Когда идешь в контору — принимаешь правила игры, а не устанавливаешь их. Могу сказать только, что я никогда не молчал, а говорил правду и делал свою работу.

Роману предлагали перевестись в другой регион, он отказался. А потом его подставили. По словам собеседника «Ленты.ру», в таких ситуациях в ход идет стандартная схема: «шьют» либо дело о взятке, либо о мошенничестве. Нашему герою выпал второй вариант, поскольку взяток он не брал, да и вообще подкопаться к нему было сложно. Но у него оказалась знакомая, задолжавшая ему крупную сумму денег…

— Начиналось все с малого: займи десять тысяч — детишек в школу собрать, — рассказывает он. — А у меня зарплата большая, почему не помочь. Через пару дней отдала. Потом нужно 30-40 тысяч, вернула. И так она заработала мое доверие. Потом говорит: дай 150 тысяч — хочу свой бизнес открыть, и постепенно накопилась крупная сумма — порядка миллиона рублей.

В какой-то момент женщину поймали на попытке мошенничества — и решили использовать против Романа. Ей предоставили простой выбор: либо она дает на чекиста показания, либо ее дети отправятся в детский дом. Первый вариант показался ей более привлекательным — ведь можно и деньги не возвращать, и отделаться условным сроком; поэтому нужные показания она подписала. Ко всему прочему, женщине предлагали оговорить еще и начальника Романа — но идти на такое она не рискнула.

— Когда был суд, она рассказала про себя, как пыталась обмануть человека, — говорит собеседник «Ленты.ру». — А про меня она не смогла ничего сказать: запиналась, заикалась. У нашей судебной системы есть выход из таких ситуаций: прокурор просто огласил ее показания из дела, которые написал следователь. Бог шельму метит. Сотрудники, которые дело шили, в скором времени были уволены по дискредитирующим обстоятельствам. Одного впоследствии даже осудили за мошенничество и отправили в колонию.

На особом положении

За покушение на мошенничество Романа приговорили к трем годам колонии общего режима. Его взяли под стражу в зале суда после оглашения приговора. На тот момент чекисту было 33 года. Его отправили в СИЗО Нальчика, где он первое время просто отсыпался.

— Замечательное место, по сравнению с другими — курорт, — вспоминает Роман. — Чисто, ремонт, отношение сотрудников к заключенным — никаких претензий. Незаконные свидания разрешали. Кормежка и бытовые условия отвратительные, как везде, но тараканов и другой живности нет, перенаселенности тоже.

В следственных изоляторах существуют камеры, предназначенные для содержания бывших сотрудников правоохранительных органов. В эту категорию — БС (бывшие сотрудники) — входят не только полицейские, прокуроры, чекисты, военные, работники Следственного комитета, но и судебные приставы с тюремщиками и налоговиками. Бывших сотрудников положено содержать отдельно от остальных заключенных из соображений безопасности.

Их камеры рассчитаны на четыре человека. В них может отсутствовать холодильник, телевизор; может быть плохой ремонт, сломан санузел. В них также нет горячей воды. Матрас, подушка, постельные принадлежности, тарелка, кружка, ложка выдаются им на складе СИЗО на общих основаниях.

— Со мной сидели два убийцы и один насильник, — говорит собеседник «Ленты.ру». — К насильнику относились, как к обычному человеку. Он рассказал, что выбивал долг с женщины: сунул ее в багажник автомобиля, провез по кварталу и высадил. А она написала на него заявление. Так как доказательств не было, кроме ее слов, адвокат, прокурор и судья заключили договор: будет признание вины, получишь «трешку», не согласишься — «уедешь» на пять. Оправдательных приговоров же не бывает.

Роман отмечает: его сокамерник оказался хорошим человеком. В местах лишения свободы к насильникам традиционно относятся крайне негативно, они — часть низшей касты заключенных. Однако сокамерника Романа никто не трогал: все знали его историю, да и замечаний к нему не было. Что до нашего героя, то он поехал отбывать срок в Нижний Тагил, в колонию №13, где сидят бывшие сотрудники силовых структур. Такие зоны называют «красными», в то время как зоны для обычных заключенных — «черными».

В красных тонах

В «красных зонах» для бывших силовиков нет воровских понятий — сидельцы придерживаются общечеловеческих норм поведения. За проступки — к примеру, кражи — могут отправить мыть туалет, после чего нарушитель попадает в низшую касту «отделенных». Ее аналог на обычных зонах — «опущенные», в частности, насильники и педофилы, к которым порой применяют сексуальное насилие. В случае с «отделенными» такого нет, но в остальном отношение схожее.

В эту касту заносят не только тех, кто ворует у своих, но и осужденных за сексуальные преступления, стукачей и интриганов. Процесс посвящения в «отделенные» — это обливание мочой. Чтобы избежать такой участи, заключенный всегда должен отвечать за сказанное, не интересоваться у других, за что они сидят, и не пользоваться тем, что упало на пол в туалете: такие вещи нужно поднимать и демонстративно выкидывать. Кроме того, действует полный запрет на любые контакты с «отделенными».

— Они едят прямо в туалете, сидят на подоконнике с чаем и не могут прийти в комнату для приема пищи отряда, — объясняет Роман. — Если они сядут за общий стол — стол придется выкинуть и заказать новый. У них специальные стулья, другого цвета. Если человек, по незнанию туда сядет, ему объяснят, если снова сядет, то его отправят к «отделенным».

В то же время такую унизительную работу, как мытье туалетов, выполняют не только люди из низшей касты. Правда, генералы этим не занимаются: обычно это удел военнослужащих, которые не могут скинуться на уборку туалета.

Логика тут проста: уборкой должны заниматься все по очереди, но если сам не хочешь, можешь заплатить кому-то, кто сделает это за тебя. Нет возможности платить — мой сам. Платят не деньгами (они запрещены в исправительных колониях), а сигаретами или консервами, которые идут непосредственно тому человеку, который моет туалет или полы. Собеседник «Ленты.ру» отмечает: среди сидельцев-силовиков не имеют значения звания и места службы: к генералу будет такое же отношение, как и к рядовому.

— Учитываются только личные качества человека, — рассказывает бывший чекист. — Отношение администрации к бывшим коллегам-тюремщикам ровное. Нет понятия «свои» к осужденным сотрудникам Службы безопасности и инспекторам ФСИН, которых очень много в колонии. Тюремщики просто понимают, что сами могут оказаться на их месте. При мне в нижнетагильскую колонию заехал начальник колонии строгого режима №13 и его заместитель из Хабаровска. Они попали в один отряд и старались держаться на зоне вместе.

Гости дорогие

В нижнетагильской колонии, где отбывал срок Роман, ремонт был сделан исключительно на деньги заключенных. Из каждого прибывшего этапа администрация выбирает тех, кто побогаче: очень любят москвичей, сотрудников Управления экономической безопасности и противодействия коррупции (УЭБиПК) и бизнесменов. Последние попадают на «красные зоны» к бывшим силовикам, если сами в прошлом служили в органах. О наличии значительных материальных ресурсов у сидельца может указать и его статья, особенно если это часть 4 статьи 159 УК РФ («Мошенничество в особо крупном размере»).

— Это любимая статья на «красных зонах», — объясняет собеседник «Ленты.ру». — Вообще, все арестанты едут на зону с приговорами на руках — и там по прибытии у них сразу смотрят ущерб. Если ущерб крупный или должность денежная, например, какой-нибудь начальник налоговой заехал за участие в обнальной схеме, значит есть «жирок». Загоняют таких в отряд к чеченцам (тоже бывшим силовикам), и там специально обученные люди им говорят, что нужно оказать спонсорскую помощь и сделать ремонт в отряде.

Дальше происходит, как в известной пословице: с миру — по нитке. Кто-то даст 100 тысяч, кто-то 300, кто-то — больше. По словам Романа, нередко «добровольные» деньги идут на ремонт, а бюджетные средства, выделенные на эти цели, руководство тратит на себя.

— Конечно, это мои догадки: я не ковырялся в бухгалтерии. Но логика тут понятна: предусмотрен ремонт зданий, выделяют средства — хоть миллион, хоть десять — но ведь у тебя есть тысяча зэков! Часть из них богатые, которые добровольно, по сути, готовы сделать ремонт. Раз — и здание чудесным образом отремонтировалось, а деньги, выделенные на ремонт, можно положить себе в карман.

В бараках, сделанных по типу общежитий, есть комнаты на 4, 6 или 10 человек. Заключенные за свой счет делают там стеновые панели и натяжные потолки, кладут на пол ламинат и устанавливают сборную мебель, которую делают тут же на зоне. Кстати, если заключенный сделал ремонт в своей комнате, никто не гарантирует, что он будет там жить. Его легко могут перевести в другой отряд, а там — опять расходы.

Ценник за теплое место

Кроме ремонта тюремщики зарабатывают деньги на торговле должностями.

— Дневальные — люди, которые присматривают за контингентом. — рассказывает Роман. — Это не очень «блатное» место, но привилегированное: дневальный может ходить по колонии без сопровождения. Такую должность можно купить участием в ремонте от 100 тысяч рублей. Место санитара в медчасти в разы престижнее: за него просят от двух миллионов рублей, хотя по факту соглашаются и на 800 тысяч. Туда устраиваются серьезные ребята из служб экономической безопасности ФСБ и МВД. Они едут по этапу в спортивных костюмах от Brioni и, работая санитарами, особо не напрягаются.

Среди других «блатных» должностей — завхоз (неважно чего), дневальный клуба (стоит около 250 тысяч рублей) и библиотекарь. К примеру, начальник хабаровской колонии, о котором говорилось выше, устроился завхозом, другой начальник колонии — завхозом бани, генерал прокуратуры — завхозом школы: у некоторых сидельцев нет даже среднего образования и они получают его на зоне. Что до Романа, то он устроился за 150 тысяч рублей в… суперсекретное подразделение колонии.

— Я не на производстве трудился, а в «нарядке» — это суперсекретное подразделение из числа заключенных, про которое ФСИН никому не рассказывает, — вспоминает бывший зэк. — Когда приходят проверки, эти закрытые кабинеты не показывают. Там магнитный замок на входной двери, рядовые сотрудники колонии туда пройти не могут. Внутри современные компьютеры. Там заключенные делают работу за сотрудников колонии.

Роман на этой тайной службе выполнял административные функции: учет прибывших, распределение питания, внесение в базу больных, время выхода на работу каждого заключенного, переводы их из отряда в отряд. Сами сотрудники колонии брали на себя немного: пересчитывали зэков, сравнивали фамилии и отводили их в карантин. Затем опечатанная сумка с секретными делами сидельцев передавалась заключенному.

— Я сам вносил в единую базу все данные на прибывшего: кто приехал, где служил, какой срок, звание, заболевания — ВИЧ, туберкулез, наркомания, — рассказывает Роман. — Нужно было готовить карточки каждого заключенного по сменам. Кто работает в вечернюю смену, значит на перекличке их карточки должны быть отдельно. То есть вся эта бюрократия, связанная с жизнью колонии. Сотрудники этим не занимаются: а зачем? Ведь можно просто смотреть телевизор, лузгать семечки и спать. А работу будут делать люди, которые приехали исправляться. Вообще, моя должность в колонии досталась мне по дешевке: о сделке я договорился с другим заключенным, не напрямую с администрацией. Оплата — переводом на карту.

С клеймом мошенника

— На «красной зоне» особо не прессуют, если только сам не нарвешься, — говорит наш собеседник. — Но и в этом случае в штрафной изолятор (ШИЗО) посадят — да и все. Главное — строго следовать режиму: ходить в столовую, не выносить оттуда еду, не лежать на кровати после подъема и до отбоя, быть опрятным, не расстегивать воротник робы, не использовать жаргон, всегда громко здороваться с персоналом, не вступать в перепалки, пытаясь доказать свою правоту. Самая лучшая позиция в случае чего — «виноват, исправлюсь».

В противном случае есть шанс нарваться, к примеру, на растяжку. Ноги ставятся максимально шире плеч, на некотором удалении от стены, упор головой в стену лицом вниз, упор принимается на поднятые вверх руки, костяшками к стене. По словам Романа, если не давать тюремщикам повода, они вряд ли станут применять подобные санкции. Хотя у них, конечно, есть некое неприятие к тем арестантам, которые выслужились в серьезных структурах. Некоторых сидельцев вообще предпочитают не трогать — на всякий случай.

Наш собеседник отмечает, что среди контингента «красной зоны» очень мало, буквально единицы бывших сотрудников ФСБ. Зато нет недостатка в бывших военнослужащих и сотрудниках ФСИН; встречаются представители и других силовых структур. Из положенных ему трех лет Роман отсидел один год и восемь месяцев, после чего вышел по УДО. Хотя раньше срока освободиться с его статьей довольно сложно.

— Насильники, мужеложцы лучше всех выходят по УДО, — рассказывает Роман. — Даже педофилы бывают. Прямо-таки вылетают с зоны — может не с первого раза, но при сроке в восемь лет после пяти выходят. Суды почему-то думают, что они не представляют общественной опасности. Зато большую опасность представляет политическая статья — 282 («Экстремизм»). По ней очень плохо выходят по УДО. Политика такая: если закрыли по 282-й — значит неугодный, значит будет сидеть.

Бывший чекист вышел из колонии в 2016 году. Несмотря ни на что, Роман по-прежнему гордится своей службой в ФСБ. Отбор строгий, требования высокие, нагрузки, риски — все для настоящих мужчин. «Выкинула меня не ФСБ, а конкретные непорядочные люди, на которых я точу зуб», — считает он. По мнению Романа, конечно, в ФСБ служат разные люди — и папины сынки, и дядины племянники; но в большинстве своем чекисты — все же патриоты и специалисты своего дела.

— Спецслужбы — это иммунитет любой страны, — считает наш собеседник. — Родину защищает армия, а упреждают угрозы спецслужбы. Есть люди, которые реально выполняют свой долг, не жалея жизни; есть семьи, которые из-за этого остаются без кормильцев. К сожалению, есть и бездельники, и те, кто превращает службу в коммерцию.

Из колонии Роман вернулся на Дальний Восток, год привыкал к жизни «на гражданке». Потом перебрался в Москву, стал сотрудничать с благотворительной организацией «Русь Сидящая». До сих пор он помогает людям с решением проблем, с которыми сталкивался сам и на службе, и в тюрьме.

Больше важных новостей в Telegram-канале «Лента дня». Подписывайтесь!

Как подготовиться к длительному свиданию с осужденным и как оно проходит?

Куда подавать, кому адресовать и в зависимости от чего?

Отличие от краткосрочных

  • Для краткосрочных свиданий – не более 4 часа при обязательном наблюдении сотрудника исправительного учреждения.
  • Для длительных свиданий – 3-е суток на территории исправительного учреждения и (в определенных случаях) 5 суток за его пределами. При этом постоянное присутствие представителей системы исполнения наказания не предусматривается.

Для тех, кто пребывает в СИЗО длительные свидания не предусмотрены, только краткосрочные:

  1. При статусе подозреваемый (обвиняемый) встреча с родными возможна только с письменного разрешения сотрудника правоохранительного органа, ведущего на данном этапе уголовное производство, и составляет максимум 3 часа не чаще 2-х раз в месяц и (ст.18 Закона от 15.07.1995 № 103-ФЗ).
  2. В случае привлечения в качестве свидетеля либо потерпевшего предоставляются (также с разрешения следственного либо судебного органа) краткосрочные свидания с родственниками длительностью до 4-х часов, либо телефонные разговоры, не превышающие 15 минут. Периодичность их определяется от числа свиданий, положенных осужденному в исправительном учреждении (ч.3 ст.77.1 УИК РФ).

Больше информации о проведении краткосрочных свиданий в тюрьмах вы найдете в этом материале, а мы подробно рассказываем о том, в чем заключаются отличия между краткосрочными и долгосрочными свиданиями в МЛС строгого режима.

Нормативы в зависимости от режима МЛС и содержания

Количество и продолжительность разрешенных осужденным в течение года длительных свиданий зависит от типа исправительного учреждения и условий режима для отбывающих наказание.

Все встречи с близкими проходят на территории ИУ в специально отведенных помещениях.

Установленное УИК РФ количество длительных свиданий следующее.

Колония поселение

Число свиданий не ограничено вплоть до разрешения постоянного проживания осужденного с семьей (за его счёт) в пределах колонии-поселения либо населенного пункта, где находится колония. Но сотрудники ИУ уполномочены проверять занимаемое им жилое помещение в любое время суток.

О том, что такое колония-поселение, мы более детально рассказываем в специальной статье, а о режиме и условиях содержания в таких учреждениях читайте .

Исправительная колония общего режима

  • Для отбывающих наказание в строгих условиях допускается только 3 длительных свидания в году.
  • В обычных условиях – 4 в год; кроме того, для матери детей до 14 лет, а также отца, если он в силу обстоятельств единственный родитель у ребёнка, могут быть разрешены свидания с детьми в выходные и праздничные дни за пределами колонии, но только на территории муниципалитета, где находится ИУ.
  • При облегченных условиях – 6 свиданий в год; а для родителей малолетних детей – в неограниченном количестве.

Больше информации о нюансах содержания в колониях общего режима найдете .

Строгого

  • Строгие условия – разрешается не более 2-х свиданий в год.
  • При обычных условиях – 3 в год.
  • Для облегченных – 4 свидания.

О том, как содержатся заключенные в тюрьмах строгого режима, вы можете прочесть , а в этой статье мы рассказывали о том, какие правила для заключенных там установлены.

Особого

  • Строгие условия – только одно свидание за год.
  • Обычные – 2 в течение года.
  • Облегченные – 3 свидания.
  • Особый режим для осужденных к пожизненному заключению (ст.127 УИК РФ) – первые 10 лет такие лица отбывают наказание в строгих условиях и только по их истечении могут быть переведены на обычные условия (облегченные условия не допускаются).

    Количество годовых свиданий для данной категории лиц определяется по аналогии для строгих и обычных условий – первый десяток лет не более 1-го в течение года, при условии последующего перевода на обычный режим – по 3 свидания в год.

Узнать о том, что такое колония особого режима и какие правила в ней установлены для заключенных, можно в нашем материале.

Тюрьмы

  • Строгий режим – только одно свидание в год.
  • Для общего режима – 2 свидания.

Воспитательные учреждения для несовершеннолетних

  • Строгие условия – 3 длительных свидания за год.
  • Обычные – 4 в течение года.
  • Облегченные – также 4 встречи в год, но при этом допускается проживание на период свидания за пределами колонии.
  • Льготные условия – 6 свиданий с проживанием вне стен исправительного учреждения.

Осужденный может рассчитывать на первое свидание практически сразу по прибытию его в исправительное учреждение после перевода его из карантинного отделения в отряд (карантин обязателен для всех вновь поступивших в МЛС и длится не более 15 суток). Но потребуется написать заявление, чтобы свидание включили в уже существующий график и дождаться своей очереди.

Очередные встречи с близкими полагаются через равный период, рассчитываемый от их разрешенного количества в течение года (п.73 приказа Минюста РФ № 295).

Узнать больше об особенностях детских воспитательных колоний для несовершеннолетних в России вы сможете .

Мы решаем юридические проблемы любой сложности. #Будьтедома и оставляйте свой вопрос нашему юристу в чате. Так безопаснее. Задать вопрос

В каких случаях количество и тип встреч может быть изменен?

Предусмотрены также следующие ситуации, исключающие продолжительные свидания:

  1. Свидания запрещаются помещенным в штрафной (для несовершеннолетних – дисциплинарный) изолятор (статьи 118, 137 УИК РФ). Поскольку график встреч с родными формируется с учетом равномерной периодичности между полагающимся количеством свиданий, то, попав в ШИЗО, можно «опоздать» на встречу с родными по графику и в результате попросту лишиться её.
  2. Для лиц, оказавшихся в стационаре лечебно-профилактического учреждения при МЛС, длительные свидания либо заменяются на краткосрочные, либо переносятся до момента выздоровления (п.134 приказа Минюста РФ № 295).
  3. При переводе осужденных в СИЗО (для участия в следственных действиях и судебных процессах) длительные свидания заменяются на краткосрочные или телефонные разговоры в зависимости от уголовно-процессуального статуса:
    • для подозреваемого (обвиняемого) – 2 раза в месяц по 3 часа;
    • для потерпевшего или свидетеля – 4-часовая личная встреча с родными либо 15-минутный телефонный разговор (ч.3 ст.77.1 УИК РФ).

    Узнать больше информации об особенностях содержания заключенных в СИЗО, ДИЗО и прочих местах для наказаний вы можете .

Законом предусмотрено не только сокращение количества свиданий, но и их увеличение. Допускается предоставление дополнительных посещений родственниками в виде поощрения – до 4-х длительных свиданий в год сверх нормативно установленных (ст.114 УИК РФ).

Сколько длится?

В стандартных ситуациях временные рамки длительных свиданий на территории исправительного учреждения ограничены тремя сутками (ч.1 ст.89 УИК РФ, п.69 приказа Минюста РФ № 295).

Но в отдельных случаях предоставляется возможность для общения сроком до 5-ти суток и с проживанием за пределами колонии: это касается женщин, имеющих малолетнего ребенка – до 14 лет, а равно мужчин, когда они являются единственным родителем. Матерям и отцам разрешаются дополнительные свидания с малолетними детьми в выходные и праздничные дни.

Порядок и место свидания определяется при таких обстоятельствах начальником ИУ. Но только в черте населенного пункта, на территории которого находится учреждение, и при условии, что выход осужденного за пределы колонии не противоречит установленному в ИУ режиму (ч.2.1 ст.89 УИК РФ, п.69.1 приказа Минюста РФ № 295).

Данная льгота не касается:

  1. рецидивистов;
  2. лиц, осужденных за тяжкие преступления к длительным и пожизненным срокам наказания;
  3. страдающих инфекционными заболеваниями (такими, как туберкулез, СПИД) и синдромами алкогольной и наркотической зависимости (полный список лиц указан в ч.3 ст.93 УИК РФ).

По желанию как осужденного, так и его близких, изложенному в письменной форме, длительность встречи может быть ограничена. Кроме того, при соответствующем письменном обращении со стороны отбывающего наказание, длительное свидание может быть заменено на краткое или всего лишь разговор по телефону (пп.75, 82 приказа Минюста РФ № 295). Но важно помнить, что неиспользованные дни «сгорают» и к следующим свиданиям не присоединяются.

Кого пускают?

Перечень лиц, допускаемых на длительные свидания с осужденным при совместном проживании в одном помещении, частью 2 статьи 89 УИК РФ и пунктом 70 приказа Минюста РФ № 295 ограничен близкими родственниками – это могут быть жена (муж), родители осужденного, включая усыновителей, его (её) дети, в том числе приёмные, бабушки, дедушки, внуки. Но есть уточнение – начальником ИУ может быть разрешено длительное свидание и с иными лицами, помимо перечисленных.

Родным для пропуска на территорию ИУ необходимо предъявить документы, удостоверяющие семейную связь с осужденным. Документы для организации встречи:

  • паспорт (обязателен в любом случае);
  • свидетельство о рождении;
  • свидетельство о браке (п.71 приказа Минюста РФ № 295).

При разности фамилий родственникам необходимо заблаговременно продумать, какие документы лучше взять. При необходимости приобщения для подтверждения родства копий чужих документов, они должны быть заверены надлежащим образом (нотариально либо в органах госвласти).

Довольно часто в исправительные учреждения за разрешением на свидание обращаются лица, именующие себя «гражданскими жёнами (мужьями)», и очень удивляются, получая отказ. В действительности, гражданские браки – это официально зарегистрированные в ЗАГСах супружеские отношения. Совместное проживание партнёров без пресловутого «штампа» в паспорте с юридической точки зрения – просто сожительство, правовых последствий не имеющее.

Число родственников для посещения осужденного, включая несовершеннолетних детей, законодательно не ограничено. В пункте 71 приказа Минюста РФ № 295 уточнено лишь, что количество участников свидания зависит от вместительности помещения для длительных свиданий, а также графика их предоставления, составляемого администрацией учреждения.

Во избежание недоразумений, родным следует заблаговременно выяснить возможности ИУ, особенно, если на свидание планируется взять несовершеннолетних детей.

Что можно передавать во время длительных свиданий?

В процессе отбывания наказания в местах лишения свободы осужденным положено носить выданную в колонии форму установленного образца. Но в период длительных свиданий они имеют право воспользоваться вещами, привезёнными родственниками (п.76 приказа Минюста РФ № 295). Соответственно, допускается передача (во временное пользование) предметов «гражданской» одежды.

Разрешается (и даже необходимо, поскольку администрация ИУ не уполномочена обеспечивать питанием посетителей) брать на свидание практически любые, в том числе требующие приготовления продукты питания, кроме спиртосодержащих, включая алкогольные напитки.

И родные, и осужденный также могут пронести в помещение для свидания необходимые им личные вещи, помимо запрещённых. Но к списку запрещенных предметов требуется отнестись очень внимательно, так как перечень исключенных к передаче вещей, предметов и продуктов, установленный приложением 1 к приказу Минюста РФ № 295, достаточно широк.

Что разрешено брать с собой?

Исходя из перечня вещей, предметов, продуктов питания, которые осужденным запрещается иметь при себе и получать в передачах (приложение 1 к приказу Минюста РФ № 295), на длительное свидание можно принести:

  • Одежду, обувь, бельё для временного ношения осужденным в период встречи, если нет желания пользоваться «казённым».
  • Необходимую на период свидания одежду и другие личные вещи, в том числе для детей, исключив запрещенные к использованию осужденными.
  • Продукты питания, исключив всё, что может содержать алкоголь (к примеру, конфеты с ликером). При этом следует учесть, что по завершению свидания осужденный не сможет пронести в жилую зону колонии продукты, требующие приготовления при помощи термической обработки (не считая чая, кофе, сухого молока). Принимая во внимание, что заключенным не разрешены домашние «заготовки», брать их на свидание не нужно – скорей всего изымут.

Категорически запрещены для вноса на территорию ИУ и передачи заключенному следующее имущество и субстанций:

  • Все виды огнестрельного и холодного оружия и их составляющие элементы.
  • Любые средства передвижения и оптические приборы.
  • Пожароопасные предметы, включая зажигалки.
  • Ценности – украшения, денежные средства независимо от номинала и валюты.
  • Какие бы то ни было документы, кроме удостоверяющих личность заключенного и имеющих отношение к судимости и отбыванию наказания (копии приговоров, ходатайств и т.п.).
  • Изделия на спиртовой основе – не только содержащие алкоголь напитки, но и медицинские препараты, туалетная вода и другой парфюм, средства для ухода за волосами, полостью рта и т.п..
  • Любые средства, включая лекарственные, содержащие наркотические и другие сильнодействующие вещества (кроме назначенных врачом).
  • Все виды электронных носителей информации (в том числе способствующих выходу в Интернет), средства мобильной связи, фото-, видеокамеры и другая вычислительная и организационная техника и комплектующих к ней.
  • Любые колющие и режущие металлические предметы, в том числе инструменты, а также стеклянная и керамическая тара и другие предметы из этих материалов. Исключение – алюминиевые столовые приборы и консервы в металлических банках.
  • Топографические карты и компасы.
  • Методические пособия по различным видам борьбы, устройству предметов вооружения, изготовлению взрывчатых и других ограниченных в обороте веществ – то есть любых средств, способствующих противодействую заключенных охране спецучреждения и побегу.
  • Любое форменное обмундирование и предметы экипировки, а также повседневная одежда и обувь неустановленного образца.
  • Экстремистские и порнографические материалы независимо от носителя информации (брошюры, журналы, видеодиски и т.п.) а также «секс-игрушки».
  • Устройства для нанесения татуировок и комплектующие к ним.
  • Электробытовые приборы (кроме бритв, заводских кипятильников мощностью не более 0,5 кВт).
  • Игральные карты.

Для колоний-поселений разрешено наличие у отбывающих наказание денежных средств и других ценностей, «гражданской» одежды, постельного белья и зажигалок.

В каждом исправительном учреждении в зависимости от специфики режима и места расположения на основании федерального приказа разрабатывается ещё более подробный перечень запрещённых к использованию предметов. Ознакомиться с ним возможно на официальном сайте ИУ. Такой перечень также может быть отправлен одному из родственников по письменному заявлению осужденного (п.11 приказа Минюста РФ № 295).

При обнаружении у прибывших на свидание запрещённых вещей администрация учреждений уголовно-исполнительной системы обязана принять соответствующие меры в зависимости от тяжести проступка.

  • Так, за передачу, а равно попытку передачи каких-либо продуктов питания, предметов, веществ, хранение и использование которых осужденным запрещено, статьей 19.12 КоАП РФ предусмотрен штраф от 3 до 5 тыс.рублей с конфискацией такого имущества.
  • А за попытку пронести в ИУ оружие, наркотики и другие опасные вещества предусмотрена уже уголовная ответственность.

Ознакомиться с перечнем продуктов, запрещенных и разрешенных для передачи в МЛС, можно .

Еще некоторые особенности

Порядок длительных свиданий и требования к местам их проведения едины для всех учреждений уголовно-исполнительной системы исполнения наказаний, независимо от установленного в них режима.

Осужденные на весь период встречи с родными освобождаются от работы, но при условии последующей (предшествующей) отработки (п.72 приказа Минюста РФ № 295).

Как правило, осужденные снимаются с питания в столовой ИУ, пользуясь продуктами, привезенными родственниками. Тем более, что хождение в столовую по 3 раза в день, учитывая необходимость подвергаться каждый раз обыску и досмотру, отнимет значительное время.

Для приготовления пищи в помещениях для свиданий предусмотрена кухня со всем необходимым набором мебели, бытовой техники и кухонных принадлежностей.

В целях исключения возможности передачи заключенному запрещенных предметов он до начала встречи и после её завершения проходит тщательный личный обыск и досмотр вещей (п.76 приказа Минюста РФ № 295).

Представителями ИУ разъясняются родственникам правила проведения свидания (под роспись). Все неразрешенное для пользования осужденными имущество (деньги, ценности, другие вещи) сдаются на хранение дежурному инспектору, перечень сданного имущества фиксируется в специальном журнале под роспись.

Вещи и одежда прибывших на свидание также подлежат предметному досмотру, в ходе которого все запрещённые предметы будут изъяты. Отказаться от осмотра, по сути, невозможно, поскольку в этом случае длительное свидание попросту не состоится, хотя и может быть заменено на краткосрочное (пп.77-78 приказа Минюста РФ № 295).

Где проходят? Предусмотренное белье и вещи

Следуя государственному курсу на гуманизацию условий отбывания наказания и соблюдение прав сужденных на поддержание семейных связей, помещения для длительных свиданий в большинстве ИУ на сегодняшний день выглядят очень достойно – на уровне стандартных гостиничных номеров 3-й категории.

Блоки для длительных свиданий в МЛС оборудованы, как правило, в отдельном здании на участке, изолированном от жилой зоны для отбывающих наказание.

Обязательный набор комнат для свиданий, а также их оснащение регламентированы в приложениях 2 и 3 кприказу ФСИН РФ от 27.07.2006 № 512.

Предусмотрены следующие помещения:

  • Комната длительного свидания (спальное помещение), укомплектованная мебелью по гостиничному типу – кроватями односпальными, прикроватными тумбочками, шкафами для одежды, стульями, обеденным столом. Учтены и такие элементы уюта как репродукция, прикроватные коврики и занавески. Нормативом также не забыта пепельница – то есть курение в помещениях не запрещено. Уточнено, что при необходимости в комнату ставится детская кроватка.
  • Комната отдыха оснащается телевизором, журнальным столиком и стульями.
  • Детская комната с комплектацией детскими столами и стульями, игрушками и детскими книгами (в тюрьмах детская объединяется с комнатой отдыха).
  • В кухне находится обязательный минимум бытовой техники и мебели — электроплита, холодильник, электрокипятильник, кухонные шкафы, столы, табуреты, мусорный бак.
  • Для гигиенических процедур должна быть душевая (ванны не предусмотрены) с вешалкой для одежды и полотенец, зеркалом, банкеткой, резиновым ковриком.
  • В санитарном узле (туалете) также обязательно наличие умывальника, зеркала, держателей для полотенец и туалетной бумаги.

Перечень постельных принадлежностей и белья для исправительных учреждений определен нормой № 6, утвержденной приказом Минюста России от 03.12.2013 № 216 и включает:

  1. матрасы;
  2. подушки;
  3. одеяла;
  4. простыни;
  5. наволочки;
  6. полотенца.

Специально для обеспечения комнат свиданий этот список дополнен пододеяльниками и покрывалами.

Несмотря на «сухие» нормативы, помещения для свиданий в МЛС на сегодняшний день выглядят довольно уютно: современная отделка, добротная мебель, интерьеры в приятной цветовой гамме, качественная бытовая техника – все максимально приближено к домашним условиям, не вызывающим ассоциаций с тюремными камерами.

Действующим законодательством взимание платы за проживание в комнатах для свиданий не предусмотрено. Обеспечение условий для встречи с родными входит в обязанности исправительных учреждений и осуществляется за счёт бюджетных средств.

Платные услуги, являющиеся дополнительными, оказываются только по заявлению осужденного или его родственников. Это предоставление в индивидуальное пользование на период свидания бытовой техники (холодильников, телевизоров и др.), столовой и кухонной посуды, а также ежедневная замена постельного белья (п.110 приказа Минюста РФ № 295).

Наблюдает ли за охрана?

Сотрудники ИУ непосредственно за свиданием НЕ наблюдают. После личного обыска заключенного до начала свидания и досмотра его вещей, процедуры досмотра одежды и вещей приехавших к нему лиц и изъятия всех запрещённых к обороту в МЛС предметов, необходимость постоянного наблюдения за ходом свидания отпадает.

Но представители администрации ИУ круглосуточно дежурят в здании, где расположены блоки для свиданий, и ситуация в целом всегда находится под их контролем.

Можно ли заниматься сексом?

Свидания в местах лишения свободы разрешены, прежде всего, для сохранения семейных связей между осужденным и его близкими, включая интимную сторону супружеских отношений.

Понятие «секс» в нормативных актах, регламентирующих порядок длительных свиданий, не упоминается. Но, учитывая саму возможность нахождения осужденного на непрерывном свидании длительностью в трое суток в специально отведенном для встреч помещении и отсутствие при этом сотрудников колонии, сексуальная близость между мужем и женой подразумевается и никоим образом не запрещается.

В каких случаях могут прервать?

Свидание незамедлительно прекращается при обнаружении нарушения осужденным или его посетителями Правил порядка проведения свидания, которые разрабатываются отдельно для каждого исправительного учреждения на основании требований федеральных нормативных правовых актов (п.80 приказа Минюста РФ № 295).

Свидания также будут прерваны при введении в МЛС режима особых условий, возможные причины которого перечислены в части 1 статьи 85 УИК РФ:

  • стихийное бедствие;
  • учреждение чрезвычайного или военного положения на территории, где находится ИУ;
  • массовые беспорядки;
  • групповое неповиновение осужденных.

Мы решаем юридические проблемы любой сложности. #Будьтедома и оставляйте свой вопрос нашему юристу в чате. Так безопаснее. Задать вопрос

Как правильно составить заявление на длительное свидание?

Заявление на свидание может быть подано как осужденным, так и его родственниками в письменной форме, в том числе путём записи через официальный сайт ИУ (п.71 приказа Минюста РФ № 295).

Какой-либо шаблон для заявления нормативно не утвержден, но на сайтах многих исправительных учреждений приводятся его образцы и даже электронные формы для записи на свидание через Интернет.

Стандартные реквизиты для заявления, исключающие дополнительные вопросы со стороны администрации учреждения и, соответственно, повышающие шансы на получение разрешения на свидание, следующие:

  • ФИО начальника подразделения уголовно-исполнительной системы;
  • юридический адрес нахождения исправительного учреждения;
  • ФИО обращающегося, адрес его проживания и регистрации (в случае если отличаются);
  • паспортные данные (номер, где, кем и когда выдан, гражданство);
  • контактный телефон;
  • степень родства с осужденным;
  • наименование документа – «Заявление на предоставление длительного свидания с осужденным»;
  • непосредственно текст прошения о длительном свидании с указанием ФИО осужденного, полной даты его рождения, продолжительности свидания (количество суток);
  • подпись заявителя и дата обращения.

По сложившейся практике заявление заполняется уже по прибытию в колонию в сроки согласно графику свиданий, от руки, разборчиво (печатными буквами).

В различных образцах ИУ, выложенных на сайтах, в заявления включены шаблонные фразы о том, что обратившийся предупрежден об ответственности по ст.19.12 КоАП РФ об ответственности за передачу осужденным запрещенных вещей, об уголовной ответственности за по ст. 228-228.1 УК РФ (незаконный оборот наркотиков), об ответственности за нарушение правил пожарной безопасности и т.п.

Куда подавать, кому адресовать и в зависимости от чего?

Свидание разрешает начальник исправительного учреждения или лицо, его замещающее, в выходные и праздничные дни – ответственный по ИУ, назначенный в приказном порядке (п.71 приказа Минюста РФ № 295).

Соответственно, заявление должно быть адресовано непосредственно руководителю учреждения, при его отсутствии – лицу, официально исполняющему его обязанности, в случае прибытия на свидания на выходные либо праздничные дни – на имя ответственного от руководства.

В любом случае как осужденному, так и его родным непосредственно в колонии будет предоставлен образец для правильного заполнения заявления и оказана консультативная помощь в его написании.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

KARI, Сеть магазинов — отзыв

Отзыв пишу первый раз, поэтому не судите строго!

Подошва

12 марта 2016г. были приобретены сапоги «Pierre Cardin» в магазине «Кари Санкт-Петербург». Сапоги недешевые, стоят 7999 руб. Искала очень долго. Сомневалась между еще одной моделью, на что продавец сказала мне : «Девушкааа, берите, поносите 2 недели и вернете если не понравится, возьмете другие…». Думаю ну ладно, наконец-то нашла что искала. Не было моего размера (36), обзвонили все магазины — нашли, поехала за ними в другой конец города (настолько я в них влюбилась) и решила первый раз в жизни купить себе такие дорогущие сапоги! Вуаля — они мои! Счастья не было придела!

Сапоги

НО, поносив дома (не могла налюбоваться), наконец решила выгулить свою обновочку и пошла в магазин рядом с домом. Выйдя из подъезда, поняла что что-то не то, нога аж от дискомфорта онемела, вернулась домой. Сделав еще попытку в них влезть стало ясно что в сапогах не могу даже и стоять. Как и не грустно — было принято решение вернуть их обратно. Протерла подошву и понесла их в магазин…. и тут началась самая жара. Продавец как узнал что у меня возврат сразу изменил свое лицо, повеяло негативом и позвали администратора. Пришла еще более грозная администратор и начала все буквально швырять в коробке. Достав сапоги сразу стала смотреть на подошву (на подошве несколько вмятин от камушков, настолько мягкая подошва что мгновенно отпечаталось все. На сапогах больше НИКАКИХ дефектов нет). «Ношеная обувь возврату не подлежит», швурнув все обратно мне сказали что ни возврат, ни обмен, ничего они делать не будут и разбирайся я сама как хочу с моей капец какой дорогой (для меня) покупкой!

С такой ситуацией встречаюсь впервые! Носила обувь 5минут на улице, сделав всего несколько шагов! Как люди поносив обувь дома понимают что она им не подходит? Ведь вся нагрузка чувствуется только на асфальте?! Как???? Я спокойно меняла массу обуви и мне никто не говори что обувь, в которой ты сделал несколько шагов нельзя вернуть?! Мы с мужем возвращали в Найк кроссовки, а там знаете совсем пористая подошва и камушки которые застряли их даже иголочкой было не достать! И мы поменяли обувь, мало того остались настолько довольны сервисом, что все так быстро(хоть и по карте покупка), что купили еще одну пару!

Вернувшись домой не зная что делать, (куда мне их теперь за 8 то тыщ. на полку пылиться ставить?-одни эмоции) я прошерстила весь интернет, поняла что не написала претензию и не взяла взяла отказ от покупки. На следующий день снова поехала с этой коробищей в магазин, опять выслушала кучу негатива (администраторов как на подбор — все злые как собаки), написала претензию, на которую мне дадут ответ в течении 10 дней и сказали чтобы я подъехала в магазин на следующий день с 10 до 18,00, как раз в то время когда люди работают! На следующий день, я, отпросившись с работы, помчала в магазин, где мне Тетя Директор дала отказ, шипела на меня что у них все по закону и сказала что мы встретимся в суде (раз я такая настырная, не хочу забирать свои НОШЕННЫЕ сапоги). Зачем я столько раз моталась?

Так вот в законе о Защите прав потребителей написано что к возврате НЕ принимается ношенная обувь с дефектами. Мало того там ничего не написано про то, где ее носить (дома, в офисе или на улице). Мало того к возврате Не принимается отремонтированная обувь (КРОМЕ замена набоек или приклейки профилактической подметки), то есть я могу полагать что вмятинки на подошве не являются дефектом!

Не подлежит обмену, возврату или безвозмездному ремонту обувь:
— ношеная с дефектами, образовавшимися вследствие эксплуатации в условиях не по сезону, не соответствующих ее назначению;
— с механическими повреждениями (ожоги, порезы, сдиры и др.); деформированная в результате неправильной носки, сушки, утерявшая качество в результате химического воздействия, и с другими дефектами, возникшими по вине покупателя;
— отремонтированная покупателем до предъявления магазину (кроме замены набоек или приклейки профилактической подметки, если таковая починка не повлекла за собой образования дефектов).

Я даже не могу передать в каком я бешенстве! Столько времени и сил потратить на мотания, ругань и хамство, чтобы мне дали бумажку об отказе!

Я, никогда не обращала внимания на подошву, потому что эти камушки можно собрать и пока по магазину ходишь, а может я уже купила обувь с такой подошвой! Наверняка их бы уже купили те, кому они действительно подходят по ноге и все были бы счастливы, а сейчас я вынуждена идти дальше, защищая свои права, потому что сапоги за 8 тыщ, которые я не могу носить — я себе, простите, позволить не могу! И настолько Магазин «Kari» оставил негативный отпечаток в моем сердце, что я не то чтобы больше никогда туда не зайду, но и не буду советовать его друзьям!!! Надеюсь все сделают для себя урок, что в теплых сапогах нужно дома по 6 часов ходить чтобы понять — ваши это сапоги или нет!

Зона для своих: как устроена жизнь в колониях для бывших сотрудников

Полицейские, следователи, прокуроры и другие силовики, нарушившие закон, отбывают срок в специальных колониях для бывших сотрудников. Это — довольно закрытые и специфичные сообщества со своими правилами и законами. Специально для К29 Алексей Полихович поговорил с бывшими заключенными и рассказывает, как устроена жизнь в колониях для сотрудников правоохранительных органов.

Поделиться в соцсетях:

Свои против бывших

Ильвир Сагитов и Альберт Самигуллин начинали работать в одном отделе милиции Нефтекамска. В 1993 году Альберт Самигуллин устроился участковым, а Ильвир Сагитов проходил стажировку в патрульно-постовой службе. Самигуллин помогал Сагитову составлять протоколы.

В 2003 году Самигуллин уволился из милиции и ушел работать нефтяником вахтовым методом. Сагитов остался — и дослужился до начальника уголовного розыска Нефтекамска. В 2014 они снова встретились. Сагитов и пять его сотрудников надели на голову Альберта Самигуллина полиэтиленовый пакет, связали ему руки, сели сверху и не давали дышать, заставляя признаться в преступлении — по их версии, Самигуллин ударил ножом охранника продуктового магазина.

Сагитов грозил уже немолодому Самигуллину, что доведет его до инфаркта, отвезет в лес и инсценирует несчастный случай. Тот, испугавшись, подписал явку с повинной — он думал, что начальство Сагитова и суд во всем разберутся.

На суде Самигуллину дали 4 года тюрьмы. По его словам, в день, когда было совершено преступление, он был на вахте за 150 километров от Нефтекамска. Это подтверждали работодатель и биллинг его телефона. «Система у нас такая, что государство всегда право. Писал во все инстанции, президенту семь раз писал — без толку», — говорит Самигуллин. Сидеть его отправили в исправительную колонию общего режима № 13 в Нижнем Тагиле, где отбывают срок бывшие сотрудники правоохранительных органов.

К «бывшим» относят сотрудников МВД, Следственного комитета, полиции, прокуратуры, судей и работников судов, а также тех, кто работал в МЧС. Кроме того, бывшими сотрудниками органов считаются и люди, отслужившие срочную службу во внутренних войсках. Эту категорию заключенных называют «бс» или «бсниками».

Бывших сотрудников правоохранительных органов содержат в отдельных исправительных учреждениях — для обеспечения их безопасности. По внутренним правилам ФСИН, «бсники» должны не только отбывать наказание в специальных колониях, но и во время следствия содержаться отдельно от основной массы арестантов, а также отделяться от них при перевозках в автозаках.

В России 15 колоний для бывших сотрудников (по данным Фонда помощи и поддержки бывших сотрудников). Из них 3 — общего режима, 11 — строгого режима и 1 — особого режима. Еще — шесть колоний-поселений, три из которых прикреплены к другим колониям, а три — отдельные.

По данным статистики судебного департамента, за первое полугодие 2019 года к реальным срокам приговорили 1015 бывших судей, прокуроров и работников правоохранительных органов. Но реальное число отправленных в колонии для бывших выше — туда попадают и «срочники» внутренних войск, и сотрудники налоговой службы, и сотрудники МЧС — они в этой статистике не учтены.

В 2018 году «Российская газета» писала, что колонии для бывших силовиков переполнены. «Это какая-то тенденция — идет борьба с коррупцией, идет очищение, и колонии для бывших сотрудников открываем все новые и новые», — говорил бывшй замдиректора ФСИН Валерий Максименко. На запрос «Команды 29» о том, сколько заключенных содержится в колониях для «бывших» сейчас, ФСИН не ответил.

Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы получать интересные тексты каждую субботу

«Ты это докажешь, но лет через семь»

Вячеслав (имя изменено по просьбе героя) семь лет отработал в прокуратуре — расследовал уголовные дела, занимался надзором за следствием и поддерживал обвинение в суде.

В 2011 году, когда начали менять начальство и создавать Следственный комитет, он уволился и решил работать на себя. Вячеслав переехал в Москву, получил адвокатский статус — а затем стал фигурантом уголовного дела о мошенничестве. «Разговаривал со следователями: «Вы же понимаете, что это провокация?» Следователь отвечал: «Да, я понимаю, что это провокация, и ты это докажешь, но лет через семь в ЕСПЧ, а сейчас мы тебя посадим, и ты будешь сидеть».

В СИЗО «Бутырка» Вячеслав попал в камеру для «бывших». На 18 человек было 12 шконок, администрация СИЗО выдавала раскладушки, а во время прокурорских проверок забирала их обратно. Но поскольку каждый день кто-то уезжал на суд или на следственные действия, в камере всегда оставалось 12 человек — как и требовали правила. «Нас это не беспокоило. У нас был молчаливый договор с руководством — мы не жалуемся, нас не беспокоят», — говорит Вячеслав.

У многих в камере были хорошие отношения с сотрудниками СИЗО, поэтому не было проблем с мобильными телефонами — несколько раз адвокат приносил телефон в изолятор на встречу с Вячеславом, тот забирал его к себе в камеру.

«Любое решение может повлечь два состава: превышение полномочий или халатность. Шанс присесть есть — только выбирай статью», — рассуждает Вячеслав.

Сергей — бывший начальник следственного отдела — попал в тюрьму сначала по обвинениям в мошенничестве, затем обвинения поменяли на статью о взятке. Он считает, что его уголовное преследование связано с тем, что преступники, с которыми он боролся, сами оказались бывшими сотрудниками правоохранительных органов, сохранившими связи в силовых структурах.

«Психологически было сложно, — рассказывает Сергей. — Я в принципе не понимал, как это , почему это. Все переворачивали наоборот: знаю оперативно-розыскную деятельность, по ночам работал — это говорит о том, что я могу противодействовать следствию. Это удивляло, бесило. Судьи писали формулировки, которых даже в законе не было. Потом понимание пришло, как устроено все — что если меру пресечения избрали, то все уже, вопрос только — как осудят».

В камере Сергей встретил человека, которого когда-то арестовывал его подчиненный. Узнали об этом случайно за игрой в нарды. Никакого негатива не было — по словам Сергея, работая в следствии, он ничего несправедливого в отношении людей не делал и был уверен, что людям, которых он разрабатывал, не за что ему мстить.

«Первый год в колонии человек учится орать, а не бить»

Максим (имя изменено по просьбе героя) служил на Северном Кавказе в подразделении ФСБ по борьбе с терроризмом. По его словам, работа была интересная, но когда он стал возражать против незаконных методов ведения следствия, ему сначала предложили уволиться, а затем возбудили уголовное дело. Максиму дали три года реального срока. В 2014 году его отправили в нижнетагильскую колонию.

«Там обычные люди, ничего особенного, — рассказывает Максим. — В основном бедолаги-„ввшники“ бывшие, менты-ппсники — серьезных „бс“ единицы. Оперов много недалеких, которые ехали — бомжа отпинали, потому что могли».

Вячеслав, отбывавший срок там же в 2014–2015 годах, добавляет, что из 2 тысяч заключенных большая часть была «орками» — ограниченными людьми, выезжавшими за пределы своего мира дважды: в армию и на этап в зону. «Сидят такие ребята — ограниченные очень маленьким миром. Если к ним подойти, звук такой, как под линией электропередач, от них так резонирует — и хотелось отойти».

Максим заплатил 100 тысяч рублей за возможность устроиться на хорошую должность. Но сотрудники администрации колонии захотели еще денег. Максим отказался, после чего его избили другие заключенные, работавшие на ФСИН.

Основная масса заключенных отбывала срок по статьям, связанным с наркотиками, были мошенничества, взятки и преступления на сексуальной почве. Осужденных по последним называли «зилками» — от названия машины ЗИЛ-131 и статьи 131 УК РФ об изнасиловании. Они обычно попадали в касту «отделенных».

Попасть в «отделенные» на зоне для бывших можно как из-за статьи обвинения, так и из-за поступков, совершенных уже в заключении. Сокамерник Максима по СИЗО в Нальчике переписывался с женщиной из соседней камеры и коснулся темы орального секса. Женщина сообщила об этом другим заключенным — и мужчину перевели в «отделенные».

В случае с обвинениями в изнасиловании или педофилии смотрят материалы уголовного дела. Если человек признался — будет «отделенным», если нет — в «отделенные» он не попадет.

В отношении «отделенных» действуют те же правила, что и в отношении «опущенных» в обычных зонах — от них нельзя ничего брать, им нельзя жать руку, у них стулья специального цвета, на которые нельзя садиться.

За соблюдением правил в колонии для «бс» следят завхозы. Их выбирают оперативники ФСИН.

Бывший следователь прокуратуры Алексей Федяров, отбывавший наказание в нижнетагильской колонии с 2014 по июнь 2016 года, рассказывает, что завхозами часто становятся бывшие оперативники из силовых структур — они знают агентурную работу и методы вербовки. Кроме того, им привычнее общаться с контингентом — воровские понятия для них более органичны, чем для людей из кабинетов.

Из органов Федяров ушел еще до тюрьмы — убедившись, что руководству важна исключительно статистика. Он стал заместителем директора крупной компании, а в 2013 году против него возбудили уголовное дело о мошенничестве в особо крупном размере. Как рассказывает Федяров, он был вынужден признать вину, так как понимал, что шансы закрыть дело минимальны.

В тюрьму Алексей попал обеспеченным человеком — это ему и помогло, когда он стал завхозом.

Кроме контроля ситуации в бараке, завхозы обязаны ремонтировать подотчетное им помещение. Часто деньги на это собирают с заключенных — поэтому в Нижнем Тагиле всегда ждали этапы из Москвы. Считалось, что оттуда приезжают богатые люди, которых можно обобрать. Федяров отказался заниматься поборами и делал ремонт за свой счет.

«Большая часть времени уходила на разруливание и поиск „крыс“, кто воровал у своих. Людям пойти не к кому, и они идут к тебе», — рассказывает Федяров.

По его словам, жизнь зоны была полна интриг. Заключенный мог пойти к оперативнику ФСИН и настучать на того, кто ему не нравится — это называлось «запустить в космос». За проступок могли посадить в ШИЗО, перевести на строгие условия содержания, лишить должности дневального или завхоза.

Драки при этом были редкостью, потому что за любой удар сразу отправляли в ШИЗО, что ставило крест на УДО. Поэтому люди научились выяснять отношения без рук.

«В начале я напрягался, у меня так адреналин выбрасывался, — рассказывает Федяров, — думал, сейчас мочилово начнется, а потом привык. Два чувака с одной и четыре с другой орут друг на друга. Из-за мелочей: ты че не так сел, не так посмотрел, — обычные зоновские приблуды. Люди просто стоят и орут друг на друга. Первый год в колонии человек учится орать, а не бить».

Сергей, отбывавший срок в колонии строгого режима № 3 в Рязанской области, рассказывает, что завхозы часто объединялись в группы и навязывали вновь прибывшим свою защиту в обмен на деньги. «У тебя два решения проблемы: либо заплатить, либо стать уборщиком», — говорит он.

В отличие от Нижнего Тагила, в Рязанской колонии была возможность купить мобильный телефон, но, по словам Сергея, это превращалось в бесконечный цикл по вытягиванию денег с заключенных. «Человек сам себя вталкивает в оборот. Одни сотрудники постоянно пытаются у тебя этот телефон отобрать, другие пытаются тебе его вернуть или купить новый. По семь раз за месяц телефоны покупали».

«Тюрьма — это когда человека умножают на ноль»

По словам Алексея Федярова, после освобождения «бывшие» устраиваются работать кто куда: в охрану, юристами, строителями, в такси. Согласно федеральному закону «О службе в органах внутренних дел», сотрудники с судимостью не могут работать по профессии.

Федяров после освобождения стал координатором правозащитного проекта «Русь сидящая», который помогает заключенным. Он написал книгу про свой опыт заключения.

Сергей вышел из тюрьмы в начале 2019 года, отсидев пять лет. Тюремный опыт не изменил его отношения к бывшей работе. «Работа не самая приятная, не самая нужная, но как ни крути, она должна быть, иначе без нее всем станет плохо. Но к реформам правоохранительных органов я настроен скептически с точки зрения того, как они влияют на профессиональную деятельность».

Максим говорит, что тюрьма его совсем не поменяла — словно ничего и не было вовсе. По его мнению, на людей с гибкой психикой, каковым он считает и себя, подобные испытания не накладывают отпечатков. Он — так же, как и Федяров — работает в «Руси сидящей». Бывшие коллеги теперь считают его врагом.

«Я за справедливость и соблюдение законности, — объясняет Максим. — Почему-то сейчас слова „либерал“ и „правозащитник“ — ругательные. Но что я делаю такого? Я показываю государству, что закон нарушается представителями госорганов. Сейчас, конечно, хуже стало. Другие люди, другие методы, другие формы. Доказывать ничего не надо. Человек берет особый порядок, потому что ты ему по башке дал или электрошокером — и едет в колонию. Раньше же все приходилось доказывать, исследовать — экспертизы, запросы, допросы».

Вячеслав говорит, что тюрьма — это когда человека умножают на ноль. Вопрос в том, как человек справится с этим. «Но все равно ты остаешься человеком, про которого всегда можно сказать: да он ранее судим. В лицо тебе не скажут, но ты кожей ощущаешь».

Иногда он думает эмигрировать в страну, где хорошие тюрьмы — потому что там и все остальное должно быть хорошее. По его мнению, когда он начинал работать в правоохранительных органах, люди там были гораздо менее кровожадными. «Сегодня сталкиваешься с людьми со стальным взглядом, это такой режим лайт двадцатых-тридцатых годов. Следователь тебя в жернова закинет — и ему плевать. А тогда были люди, которым не плевать».

Альберт Самигуллин отсидел два года и семь месяцев из четырех лет и вышел условно-досрочно. Он обращался в Комитет против пыток, к президенту и в надзорные органы, требуя расследования пыток и пересмотра дела. Его обращения результатов не дали. Но его бывший коллега Ильвир Сагитов все-таки сел: в 2019 году его приговорили к трем годам и трем месяцам за пытки другого задержанного. Вероятно, после апелляции отбывать срок его отправят в Нижний Тагил.

Текст: Алексей Полихович, Иллюстрация: Таня Сафонова

Возврат обуви в кари

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *